журнал "Радуга"

проза, поезія, літературний погляд, рецензії, галерея

logo-rs4g2.jpg
kiev-raduga  31.08.2013 12:19:54
Мітки / тегиМара_Боровская, пьеса

Мара Боровская. Милый ректор

(пьеса в одном действии, трех картинах)

      Действующие лица:

Ректор – Антон Александрович, 60 лет, импозантный мужчина, высокого роста. 

Первый проректор – Петр Анатольевич, 55 лет, невысокий, полноватый,  несколько неопрятный мужчина с тусклым лицом. На руке массивное золотое кольцо с печаткой. 

Проректор – Наталья Викторовна, около 50 лет, моложавая, кокетливая женщина с ярким макияжем, массивными золотыми серьгами, в костюме из блестящей ткани, плотно облегающем фигуру, и юбкой до колена. На лацкане пиджака золотая брошь, на пальцах рук несколько золотых колец.

Соискатель – Петр Федорович Иваненко, 45 лет, знающий себе цену VIP-чиновник, в дорогом костюме.

Зав. кафедры, профессор Дмитриенко Сергей Сергеевич, 60 лет, солидный мужчина, одет и выглядит, как и полагается профессору.

Зав. кафедры, профессор Скляренко Светлана Ивановна, 45 лет, приятной внешности, в модном, почти вечернем платье с глубоким декольте, золотые украшения на шее, в ушах, на пальцах рук.

Профессор Карелина Прасковья Федоровна, 55 лет, полноватая, рассеянная, несколько небрежно одетая женщина, без всяких украшений.

Ученый секретарь – мужчина средних лет, неприметной внешности, в скромном, сером костюме.

Оппоненты – двое мужчин и одна женщина, 50-60 лет, одеты неброско и солидно, как подобает профессорам. 

Студенты, преподаватели, сотрудники – зрители в зале

Инна – жена ректора, светская дама 45 лет, брюнетка, высокого роста, приятное лицо, хорошая фигура.

Рита – жена первого проректора, светская дама 45 лет, блондинка, невысокого роста, полноватая, но не чрезмерно. 

Зоя – администратор в салоне красоты.       

Катя – процедурная сестра в салоне красоты.

 

 Картина первая.

 Сцена открывается.Зрительный зал используется как актовый зал университета. На заднике сцены плакат, поздравляющий с началом учебного года. Ниже его, шрифтом поменьше, располагаются разные плакаты, отражающие студенческую жизнь, например, «Наши студенты заняли первое место в спартакиаде города по футболу. Поздравляем победителей районного смотра художественной самодеятельности. Студент 1У курса 112 группы Алексей Петренко вошел в состав команды города по шахматам». Из жизни преподавателей: 27 сентября состоится заседание Ученого совета университета.

 Повестка дня: 1. Защита Иваненко П.Ф. диссертации на соискание ученой степени доктора наук. 2. Защита Соломко С.А. диссертации на соискание ученой степени кандидата наук. 3. Утверждение тем диссертационных работ.

 Близко к авансцене, по середине сцены установлена кафедра, обращенная в зал. Справа и слева на сцене, в пол-оборота к кафедре, стоят молодые люди – студенты, в мантиях и шапочках, человек по двадцать с каждой стороны.

 Выходит ректор (в мантии и шапочке) в сопровождении двух охранников в темной форме с дубинками и наручниками на поясе. Ректор (раскланиваясь) подходит к кафедре, охранники принимают классическую позу (с широко расставленными ногами) за его спиной на почтительном расстоянии.

 Ректор(обращается к зрителям в зале). Я рад, что имею честь приветствовать сегодня всех вас! (хлопает в ладоши, зал отвечает ему тем же). Нашему университету в этом году исполняется 40 лет, и каждый учебный год – новый, как для тех, кто впервые приступает к занятиям, так и для тех, кто продолжает учебу. Новый учебный год начинается и для преподавателей, и для всех сотрудников, которые своей работой обеспечивают учебный процесс в подразделениях университета. А сколько их? – Семь факультетов в головном университете, два института и четыре учебно-тренировочных центра; восемь институтов в разных регионах страны; три высших училища, пять колледжей и два лицея.

 Каждый год университет вместе с институтами и колледжами выпускает около 5000 специалистов (говорит очень торжественно), которые должны быть не только профессионалами, но и обладать высокими моральными качествами.Это, прежде всего, честность, честность и еще раз, честность!

 Поздравляю с началом нового учебного года и студентов, и преподавателей, и всех сотрудников университета! К новым знаниям! К новым горизонтам! К новым свершениям! Успехов! Успехов! И еще раз, Успехов!

 Студенты на сцене (и зал) отвечают на приветствие рукоплесканиями. Студенты поют припев студенческого гимна «VivaAcademia» по-латыни и рукоплещут залу в знак приветствия начала учебного года. Музыкальная тема гимна громко звучит во всем пространстве зала и сцены. Занавес падает.

 По авансцене, возвращаясь с торжественного собрания, идут студенты и преподаватели, весело переговариваясь между собой. У некоторых преподавателей в руках букеты цветов, у студентов – флажки.

 Картина вторая.

 Сцена открывается. Ее интерьер не изменился, только исчез приветственный плакат и вместо него вывешен лозунг (каждое слово размещено вертикально на отдельном большом полотнище): ВЫСОКИЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ! ЧЕСТНОСТЬ!

 Кафедра передвинута ближе к авансцене и несколько влево, сбоку от нее, отступив в глубь сцены, стоит небольшой длинный стол и 6 стульев (обращенных к залу). Слева и справа от кафедры, на авансцене, ближе к рампе стоят 6-10 стульев с каждой стороны. Стулья развернуты вполоборота к кафедре, спинками к зрительному залу, чтобы создать эффект участия зала в действии на сцене. Справа горизонтальный плакат: ЗАСЕДАНИЕ УЧЕНОГО СОВЕТА.

 На сцену выходят участники новой картины и занимают свои места. За стол, лицом к зрителям садятся три оппонента, ученый секретарь. Каждый из них принес с собой какие-то документы и положил на стол перед собой. На крайний стул, у кафедры, садится соискатель и кладет на колени папку. Один стул остается свободным для ректора. Ректор занимает место за кафедрой, он без мантии, в деловом костюме. На стулья, расположенные слева и справа от кафедры, спиной к залу, садятся члены ученого совета и приглашенные на заседание.

 Ректор(также как и при приветствии, обращается к зрителям в зале).Сегодня на заседание Ученого совета выносится диссертационная работа Петра Федоровича Иваненко на соискание ученой степени доктора наук. Петр Федорович является руководителем одной из районных налоговых администраций города и много сил прилагает для укрепления налоговой дисциплины, что нашло отражение в его диссертации. Как его научный консультант, я должен сказать, что соискатель добросовестно поработал и на ваш суд выноситься труд, достойный высокой оценки. В деле соискателя имеются положительные отзывы целого ряда специалистов и организаций. Такую же оценку работе дали члены профильной кафедры. Я уверен, что все члены совета согласятся с этим. Надеюсь, что не возникнет никаких осложнений, как это было недавно на защите, когда некоторые члены совета очень эмоционально реагировали на ответы весьма уважаемого соискателя – депутата нашего районного совета.

 Из зала раздаются крики: «Так он же не ответил ни на один вопрос!» «Он не знал даже, что написано в его собственной работе!».

 Ректор. Тихо! Прекратите шум, успокойтесь! (Шум в зале стихает). Слово для доклада предоставляется соискателю ученой степени доктора наук, Петру Федоровичу Иваненко. Пожалуйста, Петр Федорович!

 Ректор освобождает кафедру и садится на свое место. На кафедру выходит соискатель.

 Соискатель(раскрывает папку и начинает доклад). Уважаемый председатель, уважаемые члены ученого совета, уважаемые присутствующие! Вашему вниманию предлагается диссертационная работа…. Дальше он нарочито неразборчиво бубнит, продолжая, как будто с листа, читать доклад. Через минуты 2-3 он заканчивает «доклад».

 Ректор (встает и обращается ко всем присутствующим).Пожалуйста, задавайте вопросы.

 Три члена совета поднимают руки.

 Ректор. Пожалуйста, Наталья Викторовна! (Он опускается на свое место).

 Н.В. (по бумажке зачитывает вопрос, с трудом разбирая написанное).Какую новую научную концепцию Вы выдвинули в работе?

 Соискатель(порывшись в своих бумагах, с трудом разбирая написанное, неуверенно зачитывает ответ): бубнит, останавливается, ошибается в словах, поправляет сам себя и т.п.

 Ректор (с места, приветливо поворачивается к члену совета, поднявшему руку). Пожалуйста, Петр Анатольевич!

 П.А. (по бумажке зачитывает вопрос, с трудом разбирая написанное). Какие существенные усовершенствования Вы предлагаете для практики?

 Соискатель(порывшись в своих бумагах, с трудом разбирая написанное, неуверенно зачитывает ответ): бубнит, останавливается, ошибается в словах, поправляет сам себя и т.п.

 Ректор (с места, приветливо повернувшись к следующему задающему вопрос). Пожалуйста, Светлана Ивановна!

 С.И. (по бумажке зачитывает вопрос, с трудом разбирая написанное).Сколько Вами опубликовано статей по теме диссертации?

 Соискатель(порывшись в своих бумагах, также неуверенно, как и до этого, зачитывает ответ).

 Каждый из членов совета остается довольный ответом, и благодушно улыбаясь, кивает головой.

 Ректор (окидывает зал взглядом). Вопросов, я вижу, больше нет (он как будто не видит две поднятые руки, которые почти рядом одна от другой находятся слева (или справа от него) в ряду боковых стульев). Уважаемый Петр Федорович, Вы пока свободны.

 Соискатель оставляет кафедру и занимает свое место за столом.

 Ректор (встает со своего места).Начинаем обсуждение диссертационной работы Петра Федоровича Иваненко. Слово предоставляется первому оппоненту, доктору, профессору Леонтьеву Ивану Трофимовичу (оппонент встает из-за стола и направляется к кафедре).(Ректор продолжает делать вид, что не замечает руки, поднятой мужчиной, сидящим на одном из боковых стульев). Но мужчина встает и ректору ничего не остается, как обратиться к нему: Вы хотите что-то сказать, профессор Дмитриенко?

 С.С. Дмитриенко.Я хочу задать соискателю вопрос.

 Ректор (неодобрительно смотрит на С.С.).Пожалуйста, Сергей Сергеевич, задавайте вопрос. (Садится на свое место, внимательно глядя на членов совета, которые стараются показать ему свое неодобрение поведением С.С.).

 С.С.Дмитриенко (говорит медленно, четко выговаривая слова, как и надлежит опытному преподавателю). Уважаемый соискатель, Вы, работая в налоговой администрации, имеете ученое звание доцента. Так ли это?

 Соискатель (встает со своего места).Совершенно правильно, я год назад получил это ученое звание.

 Ректор (встает со своего места). Я думаю, что Вы, уважаемый профессор Дмитриенко, удовлетворены ответом.

 С.С. Дмитриенко. Не совсем. Чтобы получить звание доцента нужно преподавать в Вузе, а соискатель работает в организации государственного управления, деятельность которой не имеет никакого отношения к преподаванию в высшей школе. Меня интересует, каким образом соискатель получил ученое звание доцента.

 Ректор (с раздражением). Очень простым образом: он работает, да, работает, в нашем университете.

Ну, (говорит он с воодушевлением) теперь можно перейти к обсуждению диссертации. Слово предоставляется первому оппоненту, доктору, профессору …. Что еще Вас интересует Сергей Сергеевич, почему Вы не садитесь?

 С.С. Дмитриенко.Извините, Антон Александрович, но я хочу уточнить кафедру, на которой работает уважаемый соискатель.

 Ректор.Светлана Ивановна, голубушка, спасите нас, пожалуйста, ответьте уважаемому профессору Дмитриенко.

 С.И. (встав со своего места, говорит быстро и раздраженно). Соискатель работает на моей кафедре, и я должна сказать, что студенты о нем отзываются весьма положительно, он дисциплинированный, активно участвует во всех делах кафедры. Надеюсь, Сергей Сергеевич, что Вы удовлетворены.

 С.С. Да, спасибо Светлана Ивановна.

 Ректор. Еще раз, спасибо Светлана Ивановна. Вы дали исчерпывающий ответ. Прошу Вас, уважаемый Иван Трофимович! (он обращается к оппоненту, стоящему у кафедры). В это время одна из женщин – член совета, сидящая в ряду боковых стульев, настойчиво поднимает руку. Что Вас интересует, уважаемая Прасковья Федоровна?

 П.Ф. Карелина (встав со своего места, говорит четко, но несколько нервно). Меня очень удивило то, что я здесь услышала. Я ушам своим не верю. Никогда я не видела соискателя на нашей кафедре. Светлана Ивановна, поясните, пожалуйста, в чем дело.

 Ректор (покраснев, теребя узел галстука, очень раздраженно). Что еще надо пояснять? Неужели непонятно? Вы, Прасковья Федоровна, как профессор, редко бываете в университете, занятия проводите в одних группах, а соискатель совсем в других. Что надо пояснять?

Крики (в зале, среди членов совета, сплошной шум). Одни кричат, перекрывая шум:«Все ясно, начинайте обсуждение, довольно придираться!»… Другие: «Надо проверить его работу на кафедре, какие группы ведет, опросить студентов, что-то тут не так…». Наталья Викторовна, Петр Анатольевич, Светлана Ивановнавыражают явное возмущение поведением Сергея Сергеевича и Прасковьи Федоровны. Из зрительного зала молодые люди, – мужчина и женщина кричат: «Мы его ни разу не видели, ни в университете, ни на нашей кафедре, ни в аудиториях. Мы его сегодня видим первый раз, а ректор сказал, что его диссертация одобрена членами кафедры. Как это понимать?»

Несколько минут общий бедлам, многие вскакивают с мест, бегают, возмущаются. Ректор несколько раз призывает аудиторию к порядку. Наконец, все усаживаются на свои места, и наступает тишина.

 Ректор. Я думаю, что, наконец, Вы можете огласить Ваш отзыв на диссертацию, уважаемый Иван Трофимович (садится на свое место).

 Первый оппонент, который во время перепалки терпеливо стоял за кафедрой, бубнит с листа отзыв (1-2 мин.), заканчивает словами: «диссертация заслуживает высокой оценки, а ее автор присуждения ученой степени доктора наук».

 Ректор, встав со своего места, благодарит оппонента, после чего оппонент оставляет кафедру и садится на свое место за столом.

 Соискатель выходит к кафедре и благодарит оппонента за труд по ознакомлению с работой, за ценные замечания и кланяется ему.

 Ректор (встает со своего места и приглашает следующего оппонента) Пожалуйста, уважаемый Василий Дмитриевич.

В это время сидящим на боковых стульях членам совета раздают бюллетени для голосования(ученый секретарь, раздающий их, поясняет что-то тихим голосом, стараясь не мешать процедуре, но так, чтобы зрители поняли, что речь идет о голосовании).

 Второй оппонент выходит к кафедре и бубнит с листа отзыв (1-2 мин.), заканчивает словами:«диссертация заслуживает высокой оценки, а ее автор присуждения ученой степени доктора наук».

 Ректор,встав со своего места, благодарит оппонента, после чего оппонент оставляет кафедру и садится на свое место за столом.

 Соискатель выходит к кафедре и благодарит оппонента за труд по ознакомлению с работой, за ценные замечания и кланяется ему.

 Ректор (встает со своего места иприглашает третьего оппонента). Пожалуйста, уважаемая Лидия Сергеевна.

 Третий оппонент выходит к кафедре и бубнит с листа отзыв (1-2 мин.), заканчивает словами: «диссертация заслуживает высокой оценки, а ее автор присуждения ученой степени доктора наук».

 Ректор благодарит оппонента, после чего оппонент оставляет кафедру и садится на свое место за столом.

 Соискатель выходит к кафедре и благодарит оппонента за труд по ознакомлению с работой, за ценные замечания и кланяется ему.

 Ректор. Если нет (с нажимом на слове «нет») желающих выступить (он обводит строгим взглядом зал и членов совета, но все опускают глаза и никто не изъявляет желания выступать), то переходим к голосованию.

Члены совета углубляются в полученные бюллетени, вооружаются авторучками, голосуют и отдают бюллетени ученому секретарю, который их раздавал.

Голосование и беготня заканчиваются. Кафедру занимает ученый секретарь.

 Ученый секретарь (подсчитав голоса) объявляет результаты голосования: «за» присуждение Петру Федоровичу Иваненко ученой степени доктора наук проголосовало 16 членов ученого совета, «против» – два.

 Ректор поздравляет соискателя, члены ученого совета также устремляются к нему. Улыбки, радостное лицо соискателя, появляются букеты цветов из зала.

Свет на мгновение гаснет, а когда зажигаются лампы, на авансцене нет ни стульев, ни людей. Занавес опущен. На авансцену сбоку медленно, как бы продолжая движение, выходят ректор и Наталья Викторовна. Они, тихо разговаривая, доходят до середины и останавливаются, повернувшись лицами, друг к другу.

 Ректор. Вот, пожалуйста, опять эти же двое «против» да еще целую бучу подняли, чуть заседание не сорвали. Неужели Вам это не надоело? Почему ни Вы, ни Петр Антонович, не только как проректоры и основные члены моей команды, а как доверенные лица, на которых я должен опираться, не дали отпор демагогам? Чего Вы ждете? Я, что, один только заинтересован в том, чтобы привлекать к делам университета нужных людей? (Постепенно накаляется, ходит взад-вперед, повышает голос и говорит уже очень возмущенно). Все вы хотите иметь и зарплаты, и премии, и престижные квартиры, машины, одежду, отдых и прочее. А к этому еще Ваши шикарные кабинеты с кожаными диванами и дорогим оборудованием. Да и университет, и его аудитории должны выглядеть достаточно привлекательно, иначе к нам не пойдут учиться, мы не наберем нужный контингент студентов. И все это требует поддержки людей из властных структур. Конечно, идя нам навстречу, они преследуют свои интересы. Это учеба в университете и карьера их родственников, и защита диссертаций и т.д. Да что я Вам это рассказываю? Вы прекрасно все знаете, но поддерживать меня не спешите. Вас всех устраивает прятаться за мою спину.

 Н.В. (бегает за ректором по авансцене, нервничает и пытается преданно заглядывать в его глаза). Антон Александрович, я и Петр Анатольевич, мы гордимся тем, что входим в состав Вашей команды. Мы всегда с Вами заодно, всегда и во всем Вас поддерживаем. Мы очень Вам благодарны за все, что Вы делаете для нас. Но в данном случае ситуация вышла из-под контроля – этих двоих просто невозможно остановить. Я сразу же после предыдущего заседания ученого совета пыталась урезонить Прасковью Федоровну, да не тут-то было. Она и слушать ничего не хочет. Что касается Сергея Сергеевича, то когда секретарь пригласила его к Петру Анатольевичу, он ей сказал: «Передайте, пожалуйста, Петру Анатольевичу, что я знаю, о чем он хочет со мной говорить, а раз так, то не стоит тратить лишнее время».

 Ректор (рассуждая, как бы сам с собой). Прасковья Федоровна, и Сергей Сергеевич – лучшие преподаватели, эрудированные, интеллигентные люди. Студенты им дают самые высокие оценки, приходят к ним на лекции даже, когда это необязательно. Но они не хотят понимать сложностей реальной жизни, не признают даже самых незначительных компромиссов. Неужели придется с ними расстаться? – Жаль, – это будет большая потеря для университета, но что поделаешь, нельзя рисковать.

Я, кажется, отвлекся, что же Вы все-таки предлагаете?

 Н.В. Я просто в растерянности, не знаю, что делать.

 Ректор. Значит, по-вашему, все так и будет продолжаться? А если я тоже не буду проявлять инициативы, что будет? Ответ простой – нам откажут в стажировке магистров в Англии и США, в командировках в Германию и Францию, мы не получим денег на ремонт общежития, на оборудование для лабораторий и т.д., и т.п. Кажется, Ваш сын хочет поехать на стажировку в США, не так ли? А Вы с председателем профкома, уважаемым Сергеем Романовичем, только что, в самый разгар курортного сезона ездили в трехнедельную командировку в Италию якобы для ознакомления с «Болонской системой обучения». Разве эта командировка была предусмотрена планом? Нет. Вы прекрасно знаете, что это был лишь предлог, чтобы Вы с ним поехали отдохнуть (поворачивается к засветившемуся в глубине сцены большому экрану, на котором отображается сине-зеленая толща морской воды, пронизанная солнечными лучами, плавают разноцветные рыбы, колышутся водоросли). Ах! Как красиво! Приятно вспомнить! (Экран подсвечен очень ярко, а когда ректор от него отворачивается, свет немного тускнеет и постепенно экран угасает). Так кто же все для вас устраивает?

 Н.В.(с воодушевлением). Конечно Вы, дорогой Антон Александрович! Но мы же так старались, так старались, выполняли все Ваши указания, работая в Приемной комиссии все лето.

 Ректор (возмущенно). Я что-то не понимаю: Вы для меня старались, или для университета? И я работал без отпуска пока шел прием абитуриентов. Вы что, забыли, что это наша обязанность?

 Н.В. (испуганно). Нет, нет, Антон Александрович, мы все прекрасно понимаем. Вы всегда можете на нас положиться. Для нас интересы университета, – прежде всего!

 Ректор. Приятно слышать. А раз так, то пора принимать меры к демагогам и крикунам. Кто там из зала выскакивал и требовал что-то проверить? Я не помню их фамилии.

 Н.В. Это аспиранты, Рыженко и Петрова.

 Ректор. Я, кажется, вспоминаю: они с кафедры Светланы Ивановны. Вот, пожалуйста, на кафедре – «декабристское гнездо»: Прасковья Федоровна + они. Их надо всех сурово наказать, чтобы знали, как мешать работе совета и выскакивать против ректора. Надо строго поговорить со Светланой Ивановной. Она получила от университета все – докторскую степень, квартиру, кафедру. Надо же за все это отрабатывать, а она, кажется, не спешит, не проявляет активность, старается стоять в стороне. Пора ей напомнить об ее обязательствах.

Как работают эти два аспиранта, они местные или из периферии?

 Н.В.Петрова – местная, а Рыженко живет в аспирантском общежитии. Недавно я просматривала протокол заседания кафедры, на котором отчитывались аспиранты. Петрова работает по графику и выходит в мае на защиту. Рыженко тоже не отстает от плана, он заканчивает второй курс.

 Ректор. Кто их научные руководители, если Вы помните?

 Н.В. Конечно, помню: у Петровой – Светлана Ивановна, а у Рыженко – Прасковья Федоровна.

 Ректор.И что Вы можете предложить?

 Н.В. Поговорить с ними, точнее, я поговорю с ними.

 Ректор. Наталья Викторовна! Вы сами только что говорили, что беседы не дают никакого результата. Так?

 Н.В. К сожалению, да. Но я не вижу способа привлечь этих ребят на нашу сторону.

 Ректор (раздраженно). А зачем их привлекать на нашу сторону? Их надо заставить, именно заставить не плевать в колодец! Показать чем такое поведение заканчивается, чтобы другим было неповадно. Подумайте только, они высказали мне, мне, ректору, недоверие. Я говорю, что соискатель работает в университете, а они кричат, что «нет». Полная анархия!

 Н.В. (смотрит на него растерянно). Да, Вы правы, но…?

 Ректор. Что значит «но»? А как мы поступаем с теми, кто нам мешает? Где Праневич, где Пушкова, где Петухова и другие такие же умники? Так это профессора, и не рядовые профессора, а проректоры, заведующие кафедрами. Кстати, все они были на своих местах: инициативные, ответственные люди, профессионалы, но абсолютно не управляемые и очень активные оппозиционеры. Я очень сожалею, что пришлось с ними расстаться, но иначе поступать нельзя. Иначе мы с Вами утратим то, что называется «браздами правления». А сейчас мы говорим о каких-то аспирантах. И говорить нечего – гнать в три шеи. Вы, надеюсь, меня поняли.

 Н.В.Я Вас поняла, но давайте Петрову оставим на ответственность Светланы Ивановны, т.к. она много внимания уделила аспирантке и диссертацию можно считать законченной. Я, со своей стороны, обещаю серьезно поговорить со Светланой Ивановной. Рыженко же только на втором курсе. Кроме того, он постоянно отказывается от общественной работы. Его накажем выселением из общежития. Там, кстати, как сказал проректор по АХР, намечается капитальный ремонт.

 Ректор. Вот, теперь Вы правильно сориентировались. Только будьте готовы, Прасковья Федоровна обязательно за своего аспиранта будет заступаться. Я с ней разговаривать не буду.

 Н.В. Я надеюсь, что все на себя возьмет проректор по АХР, если Вы ему намекнете.

 Ректор. Намекну, будьте спокойны. Думаю, что Прасковья Федоровна тоже поймет, в чем дело. Ей давно надо правильно сориентироваться, а то не продлю контракт на следующие пять лет, и, как миленькая, отправится на пенсию. Вот и будет дома бузить вдвоем со своим котом.

 Н.В. А как быть с Сергеем Сергеевичем?

 Ректор (раздражаясь). Опять Вы за свое! Как быть, как быть? Он подал монографию для рассмотрения на межкафедральном семинаре? Рецензентов назначили?

 Н.В. Да.

 Ректор. Вот и действуйте так, как он себе все представляет, т.е. сугубо принципиально. Сугубо принципиально! Вот так! И пусть свою монографию дорабатывает, дорабатывает и дорабатывает. А там видно будет: или мы ему наскучим, или он себя чем-либо дискредитирует.

Спасибо, мы с Вами пришли к общему мнению, не так ли?

 Н.В. Да, да, конечно.

 Ректор. Кстати, не забудьте навести порядок в документации по Петру Федоровичу Иваненко.

 Н.В. Не поняла, что Вы имеете в виду?

 Ректор. То, что Вы должны были иметь в виду – заполнить журналы по группам студентов, которые он вел, чтобы были в порядке все записи и подписи, словом наведите полный порядок. Вы меня поняли?

 Н.В. Да, конечно. Но я уверена, что там полный порядок….

 Ректор. Проверьте, чтобы и я был уверен. Успехов и до свидания! Берет в руку зазвонивший мобильный телефон.

 Н.В. До свидания, Антон Александрович (уходит).

 Ректор (отвечает на звонок мобильного телефона, ходит по авансцене).Я слушаю Вас, Марина Федоровна. Что там, в суде происходит? – Недостаточно оснований для увольнения Петуховой? А о чем Вы, как юрист, думали, когда ее увольняли «по статье»? А, когда отправляли документы по ее иску в суд? Чьи это недоработки? Ваши или мои? Что будем делать, если суд примет решение в ее пользу? – Это Вы должны думать, а не я. Вы уже два судебных дела проиграли, проиграете это, пойдете на заслуженный отдых. Вот так! Ищите выход, ищите! Жду предложений! Думайте, советуйтесь со специалистами, если надо. Мы не можем проиграть и это дело! Не можем! Оплатим расходы, но в разумных пределах. До свидания!

 Ректор (говорит как будто сам с собой, то останавливается, обращаясь к залу, то ходит по авансцене). Да, команда у меня разве что для застолий годится, а для дела…. Нельзя на них положиться. Все надо делать самому. За 15 лет ректорства мне все уже сильно надоело. Я очень устал, может быть, возраст дает себя знать. Хочу попасть в депутаты, но не районного, и не городского совета, а самого высокого… Я уже много лет депутат райсовета – это очень помогает решать разные вопросы, но уровень не тот. Надо выше. Очень надо, но пока не получается. Я все сделал, чтобы на последних выборах пройти от партии, но не вышло – денег маловато: нужны не сотни тысяч, а миллионы и миллионы. Где мне тягаться с богачами.… Но не все потеряно, я не из тех, кто сдается. Нужно выбрать партию не такую большую, как я выбрал, но достаточно рейтинговую. Вот я к новым выборам окончательно и сориентируюсь.

 Вы хотите спросить: «Как же я оставлю университет, неужели я его брошу?» – Ничего подобного. Кто я без университета? – Университет дает мне все – положение в обществе, уважение людей и возможности. Да, да – возможности, причем большие. Возьмем хотя бы мою семью. Правда в семье осталась только жена. Она теперь не работает, живет в свое удовольствие. Дочь замужем за успешным банкиром – сыном высокопоставленного чиновника. Чтобы она чувствовала себя хозяйкой в своей семье, я открыл на ее имя солидный счет в надежном банке и предоставил им престижную, трех ярусную квартиру в коттеджном поселке в 30 минутах езды от города. Дочь живет там сейчас постоянно и воспитывает двухлетнего сына. Там чистейший воздух, а какая природа (с удовольствием вдыхает воздух)….

 А я? – Сейчас я могу себе позволить пригласить друзей на солидное застолье, на охоту, могу поехать отдыхать заграницу, на престижные европейские курорты или в любое другое место – словом, куда угодно. Это и есть свобода – ничего большего человеку и не нужно! А чем поддерживается мой авторитет в университете и за его пределами? – Деньгами, которые я «вкладываю» в мою команду, а также в нужных людей из нужных структур. Пожалуйста, яркий пример – финансовая проверка, которая вот-вот начнется. Без «вложений» не обойтись, иначе они будут ковыряться, ковыряться и ковыряться, т.к. с каждой проверки они должны «принести в бюджет круглую сумму». Вот мои специалисты и помогают инспекторам найти такие нарушения, которые и нас, и органы устраивают, а я доплачиваю и тем, и другим: одним за сговорчивость, а другим за хорошую работу.

 Многие из вас (подходит к рампе и обращается к передним рядам зала), не согласны со мной и не одобряют моих действий. А вы бы поступали по-другому? Давайте разберемся.

 Руководить не просто. Нельзя ни на секунду отпускать «бразды правления» (как будто руками держит вожжи)! Нужно их твердо держать в руках и умело управлять событиями через надежных и преданных людей. А где взять таких людей? Их надо подобрать, приручить и объединить. Короче, – надо, чтобы они только с вами связывали свои интересы. И чем сильнее будет эта связь, тем преданнее и надежнее будет ваша команда. А что, по-вашему, интересует людей? Обычных людей – вас, например? (обращается к зрителям, сидящим в первых рядах, которые что-то пытаются ему ответить). Да, да, вы правы – обеспеченная, достойная современного человека жизнь. Вот я и стараюсь предоставить членам моей команды такие материальные блага, которые бы отвечали их интересам.

 Казалось бы, все в порядке. Нет, – нужно еще умело сдерживать людей, чтобы они не завидовали друг другу, иначе в команде не будет единства. Но и это не все, это только материальная сторона. Что еще? А еще – власть. Надо им дать власть над другими людьми, чтобы каждый член команды был уверен, что именно он определяет судьбу университета, принимает ответственные решения и имеет большой авторитет. Если благодаря вам, человек может гордиться собою и дома, и на работе, он пойдет за вами в огонь и в воду, правда до тех пор, пока вы ему это обеспечиваете. Поэтому я вынужден всячески подогревать интересы членов своей команды. Последнее время я на это трачу слишком много сил. Кроме того, мне не нравится, что я становлюсь заложником своих подчиненных.

 Вот свежий пример. Главный бухгалтер, – конечно член моей команды, усиленно продвигает своего племянника. Тот только что, с большими усилиями защитил кандидатскую диссертацию. Ему надо еще много работать над собой, но я вынужден был принять его в докторантуру.

 И это, опять-таки, не все. Нельзя забывать, что вокруг затаилась масса чиновников разных уровней, и все они требуют постоянной подкормки, они ненасытны и алчны. Если пропустить время их кормления или дать меньшую, чем другие дают, порцию, – они жестоко отомстят, и моя карьера, как ректора, плачевно закончится. Вот и приходится неустанно изыскивать источники для удовлетворения потребностей всех «нужных людей».

 Вот в кого я превратился (печально разводит руками и вздыхает). Нет, вы не подумайте, что мы не «сеем разумное, доброе, вечное». Сеем, да еще и как! Но это исключительно в рамках учебных программ. А все остальное – без лирики, без сожалений и, не оглядываясь назад. Так-то, господа.

 Ректор многозначительно смотрит в зал, раскланивается и уходит.

 Картина третья.

Сцена представляет собой процедурный кабинет всалоне красоты: справа – два кресла для педикюра, развернутые вполоборота одно к другому и к зрителю, около каждого из них низенькая скамеечка для специалиста и маленький столик для инструмента и препаратов; сбоку ширма и кушетка; поодаль пуфики, кресла и т.д. Слева, в глубине сцены (поодаль от кабинета, чтобы можно было представить, что это отдельное помещение) – стол с настольной лампой, стул, компьютер и т. д. для медперсонала и диван для посетителей. Всюду – не броские (выполненные пастельными тонами) веселые рекламные картинки (косметика, отдых и т.п.).

Слева на сцену выходят три женщины. Две дамы, одетые в модные, дорогие платья (костюмы), в ушах, на шеях и руках – броские драгоценности, на ногах – туфли на высоком каблуке, в руках модные лакированные сумки. Сразу видно, что обе они – VIP-персоны. Они подходят к дивану и садятся. Администратор (в белом халате и шапочке) подходит к своему столу.

Инна (жена ректора). Зоечка! Что Вы сегодня нам предложите?

Администратор (глядя в журнал). Для вас обеих сегодня первый сеанс глубокого загара, однако… Она не успевает договорить, ее перебивает Рита.

Рита (жена первого проректора).Инночка! Это чудесно! Это то, что нам нужно! (поворачивается к засветившемуся в глубине сцены большому экрану, на котором отображается сине-зеленая толща морской воды, пронизанная солнечными лучами, плавают разноцветные рыбы, колышутся водоросли). Ах! Как красиво! Подумать только, мы скоро все это увидим! Не только увидим, но и поплаваем, позагораем! Ах! Ах!

Инна.Конечно, мы ведь с тобой собираемся ехать отдыхать на Мальдивы. Вот и надо загореть, чтобы не быть «белыми тенями», а «на уровне», как все, кто может себе позволить такой отдых. Кроме того, без подготовки можно серьезно обгореть.

Администратор. Вы не дали мне договорить. Дело в том, что я хочу сначала Вам обеим предложить заняться Вашими ногами. Вы сами хорошо знаете, что Вас беспокоит. Мы с Вами раньше об этом уже говорили. Вы согласны?

Рита. Почему, все-таки, такое изменение? С чем это связано?

Медсестра.Дело в том, что Катя и ее медсестра, которые с Вами работают, и к которым Вы привыкли, уходят в отпуск. Вот я и подумала, что не стоит их заменять другими, а лучше переставить процедуры. Надеюсь, что ни Вы, ни Вы (обращается к одной даме, затем к другой) не будете возражать.

Рита.Нет! Нет! Какие могут быть возражения?

Инна кивает головой в знак согласия.

Администратор. Вот и прекрасно. Идите в процедурный кабинет, переодевайтесь, сейчас туда придет Катя, займется Вами, а потом я поведу Вас в кабинет загара.

Дамы пересекают сцену, уходят за ширму, тихо разговаривая, и выходят в кокетливых тапочках, прозрачных легких, коротеньких халатиках, через которые просвечивают хорошенькие бикини, из карманчиков халатов торчат темные очки. Они, садятся в кресла лицом друг к другу и к зрителям, продолжая тихо разговаривать.

Приходит Катя – процедурная сестра, здоровается с дамами, как со старыми знакомыми, берет в руки ванночку, наливает в нее раствор и ставит ее в изножье кресла Инны. После того, как Инна снимает тапочки и опускает ноги в ванночку, она проверяет температуру, справляется об удобстве и переходит к Рите. Не переставая щебетать о погоде (дамы тоже что-то говорят на эту тему), она наносит на ноги Риты какое-то лечащее средство. Затем она уходит, предупредив, что вернется через 15 минут и продолжит процедуры.

Рита (как бы продолжая разговор, но уже громко). Спрашиваешь тоже, конечно я устала. Ты прекрасно знаешь, каких усилий все это стоит. Вы с Антоном свою дочь три года назад выдали замуж, а мы – сейчас, следом за вами: сначала ректорская свадьба, а потом проректорская (смеется). Все путем: венчались там же, где и ваши; свадебное путешествие к кенгуру – в Австралию; квартиру им купили прямо с обстановкой. Так надеялись, что это их устроит. Нет, они захотели кое-что поменять. Дизайнерские фирмы теперь берут только за проект от 100 долларов за квадратный метр. А квартира 250 квадратов, вот и считай! Так это не работа, а только проект! Спасибо Антону за свадебный подарок от Вашей семьи – он оплатил материалы и работу. Они с Петром это ловко придумали. Университет постоянно расширяется, появляются новые институты, другие учебные заведения, общежития и т.п. Объемы работ по ремонту и строительству ежегодно увеличиваются, и «утопить» в них небольшие расходы грамотному бухгалтеру не сложно. Что такое ремонт 3-х комнатной квартиры по сравнению с ремонтом библиотечного корпуса, общежития и т.п.? – Это просто мелочь.

Инна.Ты знаешь, мне кажется, что уж очень разрослись наши, да и не только наши, аппетиты.

Рита.Конечно, ты как всегда, права. Но если бы это касалось только нас. Нет, обеспеченной жизни хотят все причастные к управлению университетом люди. А кто из них захочет уменьшать аппетиты? – Никто. Они наоборот все увеличивают свои потребности. Вот так-то, дорогая.

Инна (вздыхает).Безвыходное положение. Тем более что в своих действиях наши мужья во многом зависят от своих подчиненных. Вот только что Антон со мной поделился своими опасениями по одному вопросу. Он это делает теперь очень редко – только тогда, когда чувствует, что его загнали в угол.

Рита (убежденно).Да что ты? Его нельзя загнать в угол!

Инна.Он только человек, правда, очень опытный и изворотливый, но лишь человек. Он поручил, ты знаешь кому, помочь Петру написать диссертацию, монографию, да и статьи тоже Петр писал с помощью этого профессора. Профессору хорошо заплатили, оформив все через бюджетную научную работу. Кто об этом хорошо знал?

Рита(испуганно). Ой! Разве это стало кому-то известно?

Инна. А ты как думала? – Все проходит через главного бухгалтера.

Рита(уже более спокойно). Ну, ты меня и напугала. А я-то подумала…

Инна (меланхолически).Зачем нам с тобой думать? О чем? А вот главный бухгалтер сейчас, не долго думая, пропихнул своего племянника в докторантуру. Причем Антон возражал против этого, убеждал, что нельзя торопиться, надо время для творческой зрелости. Племянничек только что, с помощью всей кафедры получил ученую степень кандидата наук. Не имеет ни мозгов, ни стажа, ни опыта. Да еще и ленивый. А главный бухгалтер на его возражения весьма прозрачно намекнул, что надо племянничку найти подходящего профессора – «донора», как твоему Петру. Вот так-то. Главный бухгалтер держит на крючке наших муженьков и крепко держит.

Рита(как бы оправдывается). Ты ведь знаешь, как я не хотела, чтобы Петька становился доктором наук. Ну, какой из него доктор? – Фельдшер, да и то не получится. Причем Петька поначалу был со мной согласен – он же знает себе цену. Но Антон стал его уговаривать, убеждать. Ты помнишь, как он его в заграничные командировки возил, заставлял английский язык учить, во всякие комиссии включал. Кончилось тем, что мой благоверный вдруг заболел «звездной болезнью» – почувствовал, что у него больше семи пядей во лбу. И тут я уж не могла ничего поделать.

Инна (покровительственно). Да что ты переживаешь. Успокойся. Они давно решили, что Петр заменит Антона, когда тот перейдет на кафедру. Он же старше Петра на пять лет. А если вернут Закон, запрещающий занимать ректорскую должность после 60 лет? Ты-то знаешь, что Антону уже исполнилось 60. Что? Лучше отдать университет чужому человеку?

Рита.Нет. Все правильно. Только я всегда беспокоюсь, когда они делают что-то уж очень рискованное.

Инна(шутливо, со скрытой насмешкой). Кто не рискует, тот не пьет шампанское…

Рита (озабоченно).Всюду риск, излишества – это мне не по душе, очень уж опасно. А как мы спокойно раньше жили!

Инна.Ой? Ты меня пугаешь! Может, ты мне подскажешь, как обойтись без излишеств. Кстати, что такое излишества? – Приличная квартира, машина, одежда, отдых на мировом курорте – это излишества? А ты вздыхаешь о «хрущевке», о «горбатом» запорожце, об отдыхе в палатке? Кто тебе мешал остаться при всем этом? – Никто. Другие тоже не хотят прежней бедной, но спокойной жизни. Почему все стремятся стать богатыми, не боятся риска и трудностей? – Потому, что деньги открывают перед человеком и его потомками широкие возможности приобщиться к достижениям цивилизации, увидеть мир, почувствовать себя «человеком планеты», а не «винтиком» в общественном механизме.

Рита. Да, я тоже не хочу обратно в прежнюю жизнь, но где-то должны быть границы. Вот последний пример с дочерью и зятем. Я категорически возражала, чтобы дочь и зять меняли интерьер квартиры. Но Петр пошел им навстречу – он для любимой дочери ничего не пожалеет, а твой его всегда поддерживает.

Инна(задумчиво). Хорошо, что и мой, и твой к дочерям привязаны и заботятся о них. На нас-то им начхать давно. Да и нам, подруга моя, они совсем не нужны.

Рита (испуганно).Скажешь тоже, не нужны, а за какие шиши мы живем…. Теперь мы с тобой не работаем, ездим отдыхать, куда хотим; наряды заказываем, где хотим; салоны и все прочее…. А какие у нас теперь квартиры, дачи, машины! Это же «ни в сказке сказать, ни пером описать»…. В прежней жизни такое и присниться не могло.

Инна(с досадой). Мы с тобой дружим со школьной скамьи и всегда друг друга хорошо понимали. Помнишь, как мы учились в институте, как гуляли, замуж выходили? А последнее время ты совсем перестала меня понимать. Я имею в виду, что наши мужья давно перестали нас интересовать как мужчины. Или я не права?

Рита. Права, конечно. Но расставаться с ними мы не должны.

Инна (продолжает напутственным тоном). В этом вопросе у нас с тобой опять расхождения. Я пять лет назад нотариально оформила свою часть имущества и ежегодное содержание – поэтому меня разрыв с Антоном не пугает. Однако быть замужем в нашем возрасте всегда приятнее, чем разведенной: мужики не боятся, что повиснем на них…. Ты же отказалась оформить контракт с имущественными правами.

Рита (печально).Я отказалась потому, что у меня не было причин, чтобы так поступить.

Инна. (тем же тоном). Опять ты виляешь. Твой тебе не изменял? – Изменял, ты это прекрасно знаешь.

Рита (с досадой).Что с того, что я знала и знаю? У Петьки в отличие от твоего Тоника нет постоянных женщин – у него сегодня студентка какая-нибудь, что попала ему на глаза по пьяному делу, завтра – аспирантка, и так все время. Петька, когда выпьет хоть самую малость, буквально, дуреет – подвернется какая-нибудь баба, и «понеслась карета». Этим пользуются и студентки, и аспирантки, и секретарши, и… (машет рукой, дескать, безнадежно). Он этим страдал еще в студенческие годы, а твой мог до недавнего времени выпить сколько угодно, и ни в одном глазу.

Инна. Да, ты права, так раньше было, а в последнее время и моего потянуло на студенток. Даже скандал один раз чуть не разгорелся. Он после застолья пригласил к себе в комнату отдыха студентку, чтобы она принесла кофе и фрукты. Она поставила все на стол и пошла к выходу из кабинета. Он не дал ей выйти, схватил за руку – решил с ней поиграть. Она вырвалась, оторвав кусок рукава от блузки, влепила ему пощечину и с криками вылетела в коридор. На шум тотчас прибежал охранник. Но ушел, ничего не уяснив, т.к. девушки и след простыл. Оказалось, что она была не из тех «телок», которые с удовольствием «кувыркаются» с гостями в их машинах после застолья, а потом или находят надежного покровителя, или даже удачно выходят замуж, или получают заграничную стажировку, или…, или.…А эта была отличница, которая только подрабатывала, обслуживая гостей, т.к. платят им за вечернюю работу хорошо. Ну, моему пришлось просить декана замять это происшествие, конечно не без денег. Когда я об этом узнала, то поняла, что теперь он переключился на студенток и эта студентка, конечно, не первая. Она первая только в том, что категорически отказала ему. Что же ему, бедняжке, остается делать, когда нет постоянной любовницы? Он же не дурак, чтобы играть в любовь, зная, что женщине он не может дать ничего кроме денег. А студентки многого не требуют, его же их молодые прелести «воодушевляют», точно как в «овальном кабинете». Он уже давно ни на что, как мужчина, не способен.

Рита.Вот ты Антона и сумела пять лет назад поймать, когда он под видом командировки уединился со своей пассией – библиотекаршей на неделю. А сколько лет он с этой «конякой» кувыркался?

Инна (с иронией).Ты хочешь сказать, что не можешь Петьку поймать на горячем?

Рита (обиженно). Не могу.

Инна (примирительным тоном).Может ты и права, как за ним уследить? Они с Антоном в университете часто устраивают всякие приемы для высокопоставленных гостей. Для этого имеются прекрасно оборудованные залы, с каминами, удобными диванами, музыкальной аппаратурой и т.п. Богатая сервировка и первоклассная кухня не уступают элитным ресторанам. Помнишь, как они перед нами хвастались, что сделают такой комплекс питания, какого нет даже в самых престижных университетах?

Рита. Конечно, помню. Петр мне показывал помещения, когда еще не были закончены работы.

Инна.А мой мне показывал, когда все уже было почти полностью готово. Наши муженьки все продумали и разместили этот комплекс в отдельном корпусе. Кто, когда и зачем туда приезжает? – Не знает никто. Нас с тобой на приемы, естественно, не приглашают. Обслуживают гостей, как выяснилось, студентки. Отбирают для этого, конечно, самых привлекательных и легкомысленных. Ну, иногда бывают ошибки, как я тебе рассказывала только что. Кстати, он тогда поручил своему помощнику пересмотреть состав персонала, обслуживающего застолья. Вот так-то.

Рита (с упреком).Вот видишь, не могу же я за ним в окна подглядывать (она нервничает, ходит по кабинету). А когда муж возвращается после приема домой, выяснить, где и с кем он был, невозможно. Да я и не спешу его прижимать, т.к. у меня никого сейчас нет – с Димой мы расстались – уже месяца два, как он уехал в Канаду к своей матери. А у тебя как дела?

Инна. Я, по-прежнему, с Жаком. Я его пригласила отдыхать вместе с нами. Ты не возражаешь?

Рита.Нет, конечно. Даже как-то приличнее будет – не то, что две одинокие женщины. Хотя мы с тобой нигде не скучаем: всегда и везде возникают компании.

Инна.Прекрасно. Он туда приедет раньше и нас встретит.

Рита. Я просто удивлена, что ты до сих пор с Жаком. Он же такой молодой! Я думала, что это был легкий флирт, тогда в Швейцарии, два года назад, на горнолыжном курорте. Он тебя учил кататься. Ты оказалась способной ученицей и стала пропадать на склонах целыми днями, а я даже не вставала на лыжи, сколько ты меня ни уговаривала. Такая я трусиха. Хотя я очень люблю смотреть на лыжников (говорит с воодушевлением). Аж дух захватывает! Какая скорость! Какое мастерство! Полное пренебрежение к опасностям! Потрясающее зрелище! Но мне не дано самой испытать такое. А ты молодец! Ты продолжаешь кататься?

В глубине сцены ярко загорается экран. На нем величественно высятся суровые заснеженные горы, по склонам которых проложены лыжные трассы, обрамленные пушистыми елями. Над трассами скользят кресла подъемников, в которых сидят лыжники. По склонам снуют стайки лыжников, одетых в разноцветные костюмы. Все это представляет собой довольно привлекательное зрелище, показывающее прелести обеспеченной жизни!

Инна.Да. В прошлый сезон мы с Жаком были там же, правда, всего неделю.

Рита.А почему только неделю?

Инна.Причина во мне, вернее в моей свекрови. Она решила нас навестить, и ее визит совпал с моей поездкой в горы. Я до сих пор безумно жалею об этом.

Рита.Ничего, не огорчайся, съездишь еще и не раз. А помнишь, как у нас с тобой от альпийского солнца облезали носы и щеки, как мы ходили в масках? (показывает на лице, смеется). Но, все-таки, почему ты от меня скрывала своего «бой-френда»? (экран в глубине сцены постепенно меркнет)

Инна.Я не скрывала, но мы последнее время обе так были заняты семейными делами наших дочерей, что редко разговаривали без посторонних.

Рита. Да уж, хлопот хватало. Но твой Жак ведь всего-навсего, как я вспоминаю, массажист?

Инна.Да, пять лет назад он был массажистом на горнолыжном курорте. Сейчас он владелец семи элитных фитнес-салонов. Так что не смотри на меня с осуждением – он не «альфонс» на моем содержании. У нас с ним роман. Только жаль, без счастливого конца – слишком большая разница в возрасте, и не в мою пользу.

Рита. На сколько же лет ты его старше?

Инна (с раздражением). На пятнадцать! Теперь ты успокоишься? А чего бы я иначе тратила столько времени и денег на салоны, косметические операции и прочее? Ты же себя не «перекраиваешь», как я? А я и силиконы перепробовала, и разные методики похудания и формирования фигуры, и омолаживающие процедуры – да все и не перечислить.

Рита (в раздумье).Я еще понимаю, для себя предпринимать меры, чтобы не превратится в чучело. Но зачем так себя мучить для него? Ты сама сказала, что с ним у тебя будущего нет.

Инна (убежденно). Не надо мне будущего. С ним меня устраивает быть столько, сколько он захочет! А когда он уйдет, тогда пусть я стану чучелом. Мы с ним настоящие друзья, а не только любовники. Его интересы, в отличие от многих других мужчин, и, в частности, наших мужей, не ограничиваются только материальными. Он разносторонний человек – любит музыку, живопись, сам великолепно играет на скрипке, увлекается горными лыжами. А как он плавает! Я его глубоко уважаю как человека, а не отношусь к нему только как к мужчине. Ну, скажи мне, пожалуйста, за что можно уважать моего мужа?

Рита(удивленно). Ну, и вопросы ты задаешь через двадцать с лишним лет совместной жизни.

Инна.Да, задаю. Не только задаю вопросы, но и отвечаю: раньше было у меня к нему уважение, а теперь исчезло.

Рита. Это потому, что появился Жак?

Инна.При чем тут Жак? Нет, просто Антон перестал быть интересным человеком. Он никогда не был спортивным, как твой Петр или Жак. Он никогда ничем не увлекался кроме работы. Но он ею увлекался – не только руководил людьми, но сам занимался исследованиями, писал книги, выступал на различных конференциях. Причем, все это было результатом непосредственно его работы. А сейчас? – Уже давно он сам ничего не делает, а чтобы как академику быть на высоте, ему приходится приписываться к работам других. Он стал и в науке импотентом. Да более того, я недавно узнала, что один из профессоров отказался включить его в свою монографию. Что сделал Антон, как ты думаешь?

Рита(удивленно разводит руками). Право, не знаю.

Инна (жестко). Правильно, и придумать нельзя. Он не просто дал понять, что профессор не угоден. Он крикнул: «Ату!» – И его, так называемая, команда, а скорее свора оголтелых злобных волков под предводительством бывшей любовницы, начала настоящую травлю. В конце концов, профессор, заведующий перспективной кафедрой, который проработал в университете более 20 лет, вынужден был уйти. Мне об этом с большим сожалением рассказывали сотрудники, с которыми я раньше вместе работала.

Рита(задумчиво). Видишь ли, сейчас многие профессора, а уж академики и подавно, сами в науке не работают – в лучшем случае «руководят» (делает пренебрежительный жест), а зачастую просто приписываются. Они очень часто становятся соавторами самых разных, иногда весьма сомнительных работ да к тому же из разных сфер науки. Но так уж повелось. Иначе, каким образом они могут иметь по несколько сотен публикаций? Если посчитать, то жизни на это не хватит. (Рита ходит по кабинету, присаживается на кушетку, на скамеечку подле Инны, проверяет температуру раствора в ванночке Инны).

Дорогая! У тебя совсем остыл раствор! Катя про нас забыла!

Инна. Нет,все в порядке, мои ноги чувствуют себя отлично, а Катя скоро придет, еще время не истекло. Хватит о наших мужьях (как бы подводит рукой черту). Я лучше тебе расскажу еще кое-что о нас с Жаком. У нас с ним нет друг от друга секретов. Можешь себе такое представить? – Нет, нет и нет. А вот оказывается, что такое возможно. Просто он очень открытый и прямой человек. Мы по его инициативе договорились ничего не скрывать друг от друга. Однако я нарушаю этот договор. Я держу в секрете все мои ухищрения по сохранению молодости, а впрочем, какая там молодость! Хотя бы видимость, и на том спасибо! Я благодарю судьбу, что встретила его. Благодарю я и Антона – это он помог Жаку освоится в нашей стране, рекомендовал своим влиятельным друзьям, а дальше Жак сам развернулся. Теперь у него много успешных и надежных друзей в бизнесе, причем не только здесь, но и в других странах. Он хорошо помнит ту помощь, которую ему оказал Антон и вместе со своими друзьями помогает ему в финансовых делах. Вот так-то – он полезен не только нашей, но и Вашей семье и другим тоже. А ты: «Жак – простой массажист».

Рита (удивленно). Так Тоник знает о Ваших отношениях?

Инна (спокойно). Конечно, знает.

Рита (всплескивает руками).Представить себе не могу!

Инна.Не представляй и не драматизируй. Ты забыла, что мы с Антоном давно обо всем договорились. У каждого из нас своя жизнь. Но есть общее – это интересы дочери и наши материальные интересы.

Рита (на звонок мобильный телефона). Да, Петя, я тебя слушаю. Что я делаю? – Мы с Инной в салоне, приводим себя в порядок. «Инна! Тебе привет от Пети!».

Инна.Ему тоже, всего самого лучшего.

Рита(продолжая разговор). Тебе наилучшие пожелания от Инны. Что? Люда до сих пор не вернула строителей? Да, там осталось немного доделать. Она сказала, что работы всего на неделю, от силы на десять дней. Да, да, я понимаю, что нельзя так задерживать: они же сняты с ремонта общежития университета. Петя, я сейчас с ней свяжусь, и рабочие будут немедленно возвращены (отключает телефон).

Слышала? Хороша моя дочь! Я совсем забыла ее проконтролировать.

(звонит по телефону)Люда! Нет, нет. Я не приеду к тебе завтра. В чем дело? – А ты не догадываешься? Где рабочие, которых ты просила максимум на десять дней, а не возвращаешь более месяца? Ах! Ах! Что ты «ахаешь»? Ты забыла, хороша же ты, так меня подвела. Они закончили у тебя работать три дня назад? Где же они? Немедленно разыщи их и направь в университет! Позвони прорабу от моего имени, чтобы он сообщил мне, когда рабочие будут на месте. Шевелись! Я от отца получила такой выговор! (нервно отключает телефон).

Инна. Успокойся,ничего же не произошло, рабочие никуда не денутся, все уладится. Не нервничай, дети всегда остаются детьми. Скажи лучше, Петя достроил церковь в селе, где он родился и жил?

Рита. Да, уже заканчивают внутренние работы. Односельчане очень довольны, Петя тоже. А как обстоят дела в вашей усадьбе?

Инна.Дом уже закончили полностью. Ты его не узнаешь – ничего общего с дачкой, которая была раньше. Дом перестроили, теперь он двухэтажный с мансардой. Конечно, сделали евроремонт. Дом обложили декоративным кирпичом.

Рита. Сколько же в вашем доме спален?

Инна. Шесть спален, кабинет для Антона и комната для прислуги.

Рита. Да, очень разумно, чтобы было, не только где самим жить, но и разместить гостей.

Инна.Антон прикупил еще землю. Теперь есть возможность сделать настоящий бассейн. Он давно мечтает о площадке для гольфа – это же так модно.

Рита (удивленно). Насколько я знаю, для гольфа нужна не площадка, а поле. Для этого надо много земли.

Инна. Он сам еще не решил, что будет – или тренировочная, именно тренировочная площадка для гольфа, или теннисный корт.

Рита(убедительно). Да бросьте Вы это. Лучше, как у нас, биллиард. Петька с друзьями вокруг биллиардного стола за вечер так набегаются, – чуть живые. Никакие тренажеры не нужны. Да что я тебе рассказываю, твой ведь часто у нас бывает, – сама знаешь.

Инна. Пусть Антон сам решает, что хочет сделать. Но пока он заказал ландшафтный проект. Заново планируется весь участок, цветники, лужайки. Часть работ уже начата, но продвигается все очень медленно.

Катя (входит в кабинет).Дамы, Вы уже успели отдохнуть и наговориться, не так ли? Начнем работу. Рита, пожалуйста, возьмите полотенца (передает их ей), сядьте в кресло и смывайте гель, который я нанесла на Ваши ноги. Потом вытрите их чистым полотенцем и переходите на кушетку. Сейчас придет медсестра и сделает Вам специальное обертывание ног. (Садится на скамеечку перед креслом Инны, рассматривает ее ноги в ванночке). Вот, очень хорошо, теперь можно работать (берет в руки инструмент).

Рита (на звонок мобильного телефона). Здравствуйте, Иван Иванович, спасибо, очень рада, что рабочие Вам позвонили и уже едут на объект. Спасибо, что Вы успокоили Петра Анатольевича. До свидания, спасибо, Вам тоже здоровья и успехов!

Инна (убежденно).Вот все и утряслось. Спокойно, подруга! Береги нервы! В жизни так много проблем и если мы поддадимся эмоциям, то будем постоянно попадать в стрессовые ситуации. А уж тут никакие салоны не помогут. Не так ли? (обращается к залу за поддержкой).

Занавес закрывается. Актеры выходят на авансцену, раскланиваются…

Когда занавес открывается, сцена представляет собой начало первого действия: на заднике сцены располагаются разные плакаты, отражающие студенческую жизнь, например, «Наши студенты заняли первое место в спартакиаде города по футболу. Поздравляем победителей районного смотра художественной самодеятельности. Студент 1У курса 112 группы Алексей Петренко вошел в состав команды города по шахматам». Из жизни преподавателей: 27 сентября состоится заседание Ученого совета университета. Привлекает внимание лозунг (каждое слово размещено вертикально на отдельном большом полотнище): ВЫСОКИЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ! ЧЕСТНОСТЬ!

 В глубине сцены на ярко освещенном экране то плещутся рыбы, то смелые лыжники преодолевают горные спуски.

 Громко и торжественно звучит мелодия студенческого гимна «VivaAcademia». Выходят актеры, раскланиваются, их приветствует зал.



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 0




Мітки / теги
Александр_Бирштейн :: Александр_Володарский :: Алексей_Курилко :: Анна_Порядинская :: Виктор_Некрасов :: Віта_Пахолок :: Владимир_Спектор :: Вячеслав_Рассыпаев :: Вячеслав_Слисарчук :: Евгений_Черняховский :: журнал_"Радуга" :: Инна_Лесовая :: клуб_"Экслибрис" :: клуб_«Экслибрис» :: Марианна_Гончарова :: Михаил_Юдовский :: Никита_Дубровин :: объявление :: обэриуты :: оголошення :: поезія :: поэзия :: путешествия :: Риталий_Заславский :: рассказ :: рецензия :: Сергей_Черепанов :: стихи :: стихотворения :: Ян_Таксюр

Новини

анонси, повідомлення

Дорогие друзья - читатели журнала "Радуга"!

От Вас зависит, каким быть журналу в 2016 году.

В такое непростое для всех время нам необходима любая Ваша помощь: и словом, и делом.

Просим Вас не забыть подписаться на наш журнал.

Каждого подписчика, пришедшего в редакцию
(ул. Б. Хмельницкого, 51-А), ждёт подарок!

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395.

Пишите нам, мы всё прочтём: rdga1927@gmail.com
Надеемся на плодотворное сотрудничество с Вами!


Передплатіть наш журнал

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395
rdga1927@gmail.com



Школа-студия театра КХАТ
ВСЕМ, кто хочет найти себя, явить миру свои скрытые таланты, научиться красиво говорить, правильно презентовать себя в обществе, преодолеть боязнь публичных выступлений, научиться перевоплощаться в других людей, получить мастер-классы от ведущих актёров  театральной сцены, подготовиться к поступлению в театральные ВУЗы и бесплатно посещать все спектакли уникального театра в Киеве, поможет ШКОЛА - СТУДИЯ ТЕАТРА КХАТ!
Внимание! Объявляется ПЕРВЫЙ набор в Школу-Студию Театра КХАТ! Художественный руководитель курса - актёр Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки, главный режиссёр театра КХАТ, опытный педагог мастерства актёра, заслуженный артист Украины Виктор Кошель. Полная программа обучения включает: первые 3 месяца - подготовительные актёрские курсы, курсовой спектакль в конце первого года обучения, дипломный спектакль в конце второго года обучения, бесплатное посещение всех спектаклей театра, на втором году обучения выход на сцену в спектаклях театра, работа с ведущими мастерами  сцены. Прекратить обучение можно в любой момент, когда вы сочтёте, что получили достаточное количество знаний и навыков. 
Стоимость обучения для подростков и взрослых - 1000 гривен в месяц. До 1 декабря проходит акция для первых 10-ти поступающих скидка - месячный абонемент - 650 гривен. Оплата помесячная. Пробное занятие -150 гривен.

С надеждой на плодотворное сотрудничество Катарина, Виктор и Театр КХАТ :)

Мої Фото

Календар
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
         
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ОБОЗ.ua