журнал "Радуга"

проза, поезія, літературний погляд, рецензії, галерея

logo-rs4g2.jpg
kiev-raduga  24.03.2014 16:00:44

«То, что я должен сказать»... Часть первая

Н.Ч. События, происходящие в последнее время в Украине, вызывают много споров. Бесспорно одно: в своем доме мы должны разобраться сами, без какого-либо внешнего силового воздействия. У могущественной России, которую мы привыкли считать братской, – к сожалению, другой взгляд.

Впрочем, история СССР и России, как его правопреемницы, показывает привычность такого их отношения к соседям: раздел Польши, финская война, аннексия Прибалтики, танки на улицах Будапешта в 56-м и Праги в 68-м, интервенция в Афганистан и в Грузию, две чеченские войны… Тогда, как и сейчас, это было громко поддержано средствами массовой информации, и молчаливо – большинством населения. Но и тогда находились люди, имевшие мужество думать иначе, не скрывать свои взгляды, идти за них в тюрьмы, в психушки, а то и на смерть. В более широком смысле можно сказать, что русскому самодержавию, советскому и российскому тоталитаризму, которые провозглашали приоритет государства, противостояла и противостоит русская литература, русская поэзия, которые отстаивали ценность свободной мысли и человеческой личности.

Е.Ч. В программе, которую мы сейчас попробуем – не показать, но вместе с вами прожить, - мы хотели бы донести две основные мысли. Первая в том, что, не приемля российский тоталитаризм, мы бесконечно благодарны за человечность русской литературе и тем людям в России, которые, несмотря ни на что, поддерживают сейчас Украину. Вторая – что эти люди, не побоявшиеся вслух сказать о язвах своей страны, своей истории, и тем самым дать надежду на их излечение, дают нам бесценный урок настоящей любви к своей стране. И только от нас с вами зависит, пойдет ли нам и нашей стране этот урок на пользу.

Н.Ч. …А как первая любовь -- она сердце жжет. 
А вторая любовь -- она к первой льнет. 
А как третья любовь -- ключ дрожит в замке, 
ключ дрожит в замке, чемодан в руке. 

А как первая война -- да ничья вина. 
А вторая война -- чья-нибудь вина. 
А как третья война -- лишь моя вина, 
а моя вина -- она всем видна. 

А как первый обман -- да на заре туман. 
А второй обман -- закачался пьян. 
А как третий обман -- он ночи черней, 
он ночи черней, он войны страшней.

Е.Ч. Иосиф Бродский, 1994 год:

История учит нас, что политические события оттесняют литературу на задний план, оставляя ей роль в лучшем случае свидетельницы, а в худшем — плакальщицы.

Мне думается, однако, что на сегодняшний день существует определённая возможность вывести литературу из подчинённого истории положения, что следует попытаться навязать истории взгляды на жизнь и общественную организацию, присущие литературе. В частности, я имею в виду свойственную литературе мысль об уникальности всякой человеческой жизни, о бессмысленности любого идеала или принципа, требующего для своего осуществления кровопролития.

Мне представляется, что следует использовать любую существующую возможность донести до сознания подданных империи идею о том, что зрелость общества, как и зрелость отдельного индивидуума, определяется не исторической, но этической необходимостью, провозглашаемой не с политической трибуны, но со страниц романа или в ритме стихотворения; что оружие и насилие объединяют людей гораздо менее надёжным образом и на более короткий отрезок времени, нежели книга и слово…

Н.Ч. Часть первая. 23 августа 1939 года пакт о ненападении между сталинским СССР и гитлеровской Германией был подписан предсовнаркома Молотовым и министром иностранных дел фон Риббентропом. К пакту прилагался секретный протокол, который предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, Бессарабии и восточных областей Польши в сферу интересов СССР, Литву и запад Польши — в сферу интересов Германии. Через неделю, 1 августа, нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. 22 сентября в Бресте прошел совместных парад германских и советских войск. В апреле 1940 года вблизи белорусского села Катынь органы НКВД расстреляли 14 тысяч пленных польских офицеров, впоследствии свалив вину на немцев. Из остатков пленных в конце 1941 года была сформирована польская армия генерала Андерса, которая по настоянию Черчилля была выведена в Иран и заслужила славу в сражении у Монте-Кассино в Италии. В 44-м Сталин остановил Красную Армию на восточном берегу Вислы, что позволило немцам утопить в крови Варшавское восстание.

Е.Ч. Несмотря на то, что в 2009 году Европейский парламент провозгласил 23 августа днём памяти жертв сталинизма и нацизма, сегодня 57% россиян оправдывают пакт Молотова-Риббентропа и отрицают наличие секретных протоколов. Несмотря на то, что в 2010 году Госдума признала ответственность России за Катынский расстрел, стыд за него ощущают менее 30% россиян. Все послевоенные годы советско-польские и российско-польские отношения на человеческом уровне поддерживались исключительно благодаря доброй воле отдельных деятелей культуры.

Н.Ч. Александр Городницкий, 1988 год. Эпиграф:

      На земле, в небесах и на море
             Наш напев и могуч, и суров.
             Если завтра война, если завтра в поход,
             Будь сегодня к походу готов.
                (Песня 1939 года) 
Полыхает кремлёвское золото.
Дует с Волги степной суховей.
Вячеслав наш Михайлович Молотов
Принимает берлинских друзей.
Карта мира верстается наново,
Челядь пышный готовит банкет.
Риббентроп преподносит Улановой
Хризантем необъятный букет.
И не знает закройщик из Люблина,
Что сукна не кроить ему впредь,
Что семья его будет загублена,
Что в печи ему завтра гореть.
И не знают студенты из Таллинна
И литовский седой садовод,
Что сгниют они волею Сталина
Посреди туруханских болот.
Пакт подписан о ненападении -
Можно вина в бокалы разлить.
Вся Европа сегодня поделена -
Завтра Азию будем делить!
Смотрят гости на Кобу с опаскою.
За стеною ликует народ.
Вождь великий сухое шампанское
За немецкого фюрера пьет.

Е.Ч.  Борис Слуцкий, 1965 год:

Покуда над стихами плачут,
Пока в газетах их порочат,
Пока их в дальний ящик прячут,
Покуда в лагеря их прочат, —

До той поры не оскудело,
Не отзвенело наше дело.
Оно, как Польша, не сгинело,
Хоть выдержало три раздела.

Для тех, кто до сравнений лаком,
Я точности не знаю большей,
Чем русский стих сравнить с поляком,
Поэзию родную — с Польшей.

Еще вчера она бежала,
Заламывая руки в страхе,
Еще вчера она лежала
Почти что на десятой плахе.

И вот она романы крутит
И наглым хохотом хохочет.
А то, что было,
То, что будет, —
Про это знать она не хочет.

Н.Ч. Вся армия Андерса — 
с семьями,
с женами и с детьми,
сомненьями и опасеньями
гонимая, как плетьми,
грузилась в Красноводске
на старенькие суда,
и шла эта перевозка,
печальная, как беда.

Лились людские потоки,
стремясь излиться скорей.
Шли избранные потомки
их выборных королей
и шляхтичей, что на сейме
на компромиссы не шли,
а также бедные семьи,
несчастные семьи шли.

Желая вовеки больше
не видеть нашей земли,
прекрасные жены Польши
с детьми прелестными шли.
Пленительные полячки!
В совсем недавние дни
как поварихи и прачки
использовались они.

Скорее, скорее, скорее!
Как пену, несла река
еврея-брадобрея,
буржуя и кулака,
а все гудки с пароходов
не прекращали гул,
чтоб каждый
из пешеходов
скорее к мосткам шагнул.

Поевши холодной каши,
болея тихонько душой,
молча смотрели наши
на этот исход чужой,
и было жалко поляков,
детей особенно жаль,
но жребий неодинаков,
не высказана печаль.

Мне видится и сегодня
то, что я видел вчера:
вот восходят на сходни
худые офицера,
выхватывают из кармана
тридцатки и тут же рвут,
и розовые
за кормами
тридцатки
плывут, плывут…

О, мне не сказали больше,
сказать бы могли едва
все три раздела Польши,
восстания польских два.
чем в радужных волнах мазута
тридцаток рваных клочки,
покуда, раздета, разута
и поправляя очки,
и кутаясь во рванину,
и женщин пуская вперед,
шла польская лавина
на английский пароход.

Е.Ч. Булат Окуджава, 1967 год:

Варшава, я тебя люблю легко, печально и навеки.  
Хоть в арсенале слов, наверно, слова есть тоньше и верней,  
но та, что с левой стороны, святая мышца в человеке,  
как бьется, как она тоскует!.. И ничего не сделать с ней.  

Трясутся дрожки. Ночь плывет. Отбушевал в Варшаве полдень.  
Она пропитана любовью и муками обожжена,  
как веточка в Лазенках та, которую я нынче поднял,  
как Зигмунта поклон неловкий, как пани странная одна.  

Забытый богом и людьми, спит офицер в конфедератке.  
Над ним шумят леса чужие, чужая плещется река.  
Пройдут недолгие века -- напишут школьники в тетрадке  
все то, что нам не позволяет писать дрожащая рука.  

Невыносимо, как в раю, добро просеивать сквозь сито,  
слова процеживать сквозь зубы, сквозь недоверие -- любовь...  
Фортуну верткую свою воспитываю жить открыто,  
надежду -- не терять надежды, доверие -- проснуться вновь.  

Извозчик, зажигай фонарь на старомодных крыльях дрожек.  
Неправда, будто он прожит, наш главный полдень на земле!  
Варшава, мальчики твои прически модные ерошат,  
но тянется одна сплошная раздумья складка на челе.  

Трясутся дрожки. Ночь плывет. Я еду Краковским Предместьем.  
Я захожу во мрак кавярни, где пани странная поет,  
где Мак Червоный вновь цветет уже иной любви предвестьем...  

Я еду Краковским Предместьем.  
Трясутся дрожки.  
Ночь плывет.

Н.Ч. Александр Городницкий, 1956 год:

Танк горит на перекрёстке улиц,

Расстреляв последние снаряды,

В дымном жаре, в орудийном гуле,

У разбитой им же баррикады.

На его броне дымится краска

Не от немцем сброшенной фугаски,

Не на волжском вздыбленном песке,-

Труп студента, детская коляска,

И обрывок флага на штыке.

Где и как, когда случилось это

В самый первый распроклятый раз?

Над казармой прежние портреты,

И приказ - по-прежнему приказ.

Разгребая жар чужой руками,

Принеся восстанию беду,

Парни с комсомольскими значками

Умирают в огненном чаду.

Их могилу не укроют лавры,

Лишь листок уронит на пол мать,-

Извещение, что "смертью храбрых",

"Смертью храбрых",- что ещё ей знать?

Как там встретят весть, что не вернулись,

Закусив губу или навзрыд?

Танк горит на перекрёстке улиц,-

Хорошо, что этот танк горит!..

Е.Ч. Наум Коржавин, 1956 год:
Я - обманутый в светлой надежде,
Я - лишенный Судьбы и души -
Только раз я восстал в Будапеште
Против наглости, гнета и лжи.

Только раз я простое значенье
Громких фраз - ощутил наяву.
Но потом потерпел пораженье
И померк. И с тех пор - не живу.

Грубой силой - под стоны и ропот -
Я убит на глазах у людей.
И усталая совесть Европы
Примирилась со смертью моей.

Только глупость, тоска и железо...
Память - стёрта. Нет больше надежд.
Я и сам никуда уж не лезу...
Но не предал я свой Будапешт.

Там однажды над страшною силой
Я поднялся - ей был не сродни.
Там и пал я... Хоть жил я в России.-
Где поныне влачу свои дни.

Н.Ч. Юрий Кукин, 1966 год:

Почему-то вдруг мне стало неспокойно.
Не спалось. Тревогой переполнен.
Вижу: горы подступили ближе
И тоска собакой ноги лижет.
Закурил. Нет, неуютно в мире.
Не могу понять, чем мой покой нарушен.
И вдруг сердцем слышу - носится в эфире:
"SOS! Спасите наши души!
"SOS! Спасите наши души!"
Или это город исчезает в море,
Или это мать кричит от горя,
Или где-то люди потеряли веру,
Или вяжут лилипуты Гулливера,
Или где-то полдень превратился в полночь,
И зовут, зовут, зовут на помощь:
"SOS! Спасите наши души!
"SOS! Спасите наши души!"
Кто-то гибнет, тонет, и зовет, и стонет -
Чей корабль в море погибает?
Или это крик затравленных погоней,
И людей пытают или убивают?
И никак не изменить круговорота,
И нельзя узнать, помочь и сделать лучше...
А во мне все рвется к свету кто-то:
"SOS! Спасите наши души!
"SOS! Спасите наши души!"
Е.Ч. Наум Коржавин, 1968 год:

Мы испытали все на свете.

Но есть у нас теперь квартиры —

Как в светлый сон, мы входим в них.

А в Праге, в танках, наши дети...

Но нам плевать на ужас мира —

Пьем в «Гастрономах» на троих.

Мы так давно привыкли к аду,

Что нет у нас ни капли грусти —

Нам даже льстит, что мы страшны.

К тому, что стало нам не надо,

Других мы силой не подпустим, —

Мы, отродясь, — оскорблены.

Судьба считает наши вины,

И всем понятно: что-то будет —

Любой бы каялся сейчас...

Но мы — дорвавшиеся свиньи,

Изголодавшиеся люди,

И нам не внятен Божий глас.

Н.Ч. 25 августа 1968 года в 12 часов дня у Лобного места на Красной площади в Москве 8 демонстрантов развернули самодельные плакаты: «Руки прочь от Чехословакии!», «Позор оккупантам!», «За вашу и нашу свободу!». В течение нескольких минут демонстранты были арестованы патрулировавшими Красную площадь сотрудниками милиции и КГБ в штатском, избиты и доставлены в отделение милиции.

На следствии они заявили, что Татьяна Баева находилась на площади случайно. Остальные семеро получили сроки: Виктор Файнберг и Наталья Горбаневская – принудительного лечения в спецпсихбольнице, Константин Бабицкий, Лариса Богораз, Павел Литвинов – ссылки, Вадим Делоне и Владимир Дремлюга – тюремного заключения. Пражане говорили потом: «Семь человек на Красной площади — это, по крайней мере, семь причин, по которым мы уже никогда не сможем ненавидеть русских»…

Александр Галич, 1968 год:

Покатились всячины и разности, 
Поднялось неладное со дна! 
- Граждане, Отечество в опасности! 
Граждане, Отечество в опасности! 
Граждане, Гражданская война! 
Был май без края и конца, 
Жестокая весна! 
И младший брат, сбежав с крыльца, 
Сказал: "Моя вина!" 
У Царскосельского дворца 
Стояла тишина.
И старший брат, сбежав с крыльца,
Сказал: "Моя вина!". 
И камнем в омут ледяной 
Упали те слова... 
На брата брат идет войной, 
Но шелестит над их виной 
Забвенья трын-трава!.. 
    ...А Кузьмин Кузьма Кузьмич выпил рюмку "хлебного", 
    А потом Кузьма Кузьмич закусил севрюжкою, 
    А потом Кузьма Кузьмич, взяв перо с бумагою, 
    Написал Кузьма Кузьмич буквами печатными, 
    Что, как истый патриот, верный сын Отечества, 
    Он обязан известить власти предержащие... 
А где вы шли, там дождь свинца, 
И смерть, и дело дрянь! 
...Летела с тополей пыльца 
На бронзовую длань - 
Там, в Царскосельской тишине, 
У брега сонных вод... 
И нет как нет конца войне, 
И скоро мой черед! 
...Было небо в голубиной ясности, 
Но сердца от холода свело: 
- Граждане, Отечество в опасности! 
Граждане, Отечество в опасности! 
Танки входят в Царское Село! 
А чья вина? Ничья вина! 
Не верь ничьей вине, 
Когда по всей земле война, 
И вся земля в огне! 
Пришла война - моя вина, 
И вот за ту вину 
Меня песочит старшина, 
Чтоб понимал войну. 
Меня готовит старшина 
В грядущие бои. 
И сто смертей сулит война, 
Моя война, моя вина, 
И сто смертей мои! 
    ...А Кузьма Кузьмич выпил стопку чистого, 
    А потом Кузьма Кузьмич закусил огурчиком, 
    А потом Кузьма Кузьмич, взяв перо с бумагою, 
    Написал Кузьма Кузьмич буквами печатными, 
    Что, как истый патриот, верный сын Отечества, 
    Он обязан известить дорогие "органы"... 
А где мы шли, там дождь свинца, 
И смерть, и дело дрянь! 
...Летела с тополей пыльца 
На бронзовую длань 
У Царскосельского дворца, 
У замутненных вод... 
И нет как нет войне конца, 
И скоро твой черед! 
Снова, снова - громом среди праздности, 
Комом в горле, пулею в стволе:
- Граждане, Отечество в опасности! 
Граждане, Отечество в опасности! 
Наши танки на чужой земле! 
Вопят прохвосты-петухи, 
Что виноватых нет, 
Но за вранье и за грехи 
Тебе держать ответ! 
За каждый шаг и каждый сбой 
Тебе держать ответ! 
А если нет, так черт с тобой, 
На нет и спроса нет! 
Тогда опейся допьяна 
Похлебкою вранья! 
И пусть опять - моя вина, 
Моя вина, моя война, -
Моя вина, моя война! -
И смерть опять моя! 
    ...А Кузьма Кузьмич хлопнул сто "молдавского", 
    А потом Кузьма Кузьмич, закусил селедочкой, 
    А потом Кузьма Кузьмич, взяв перо с бумагою, 
    Написал Кузьма Кузьмич буквами печатными, 
    Что, как истый патриот, верный сын Отечества, 
    Он обязан известить всех, кому положено... 
И не поймешь, кого казним, 
Кому поем хвалу?! 
Идет Кузьма Кузьмич Кузьмин 
По Царскому Селу! 
Прозрачный вечер. У дворца - 
Покой и тишина. 
И с тополей летит пыльца 

На шляпу Кузьмина...

Е.Ч. Евгений Евтушенко, 1968 год:

Танки идут по Праге
в закатной крови рассвета.
Танки идут по правде,
которая не газета.
Танки идут по соблазнам
жить не во власти штампов.
Танки идут по солдатам,
сидящим внутри этих танков.
Боже мой, как это гнусно!
Боже - какое паденье!
Танки по Яну Гусу,
Пушкину и Петефи.
Страх - это хамства основа.
Охотнорядские хари,
вы - это помесь Ноздрева
и человека в футляре.
Совесть и честь вы попрали.
Чудищем едет брюхастым
в танках-футлярах по Праге
страх, бронированный хамством.
Что разбираться в мотивах
моторизованной плетки?
Чуешь, наивный Манилов,
хватку Ноздрева на глотке?
Танки идут по склепам,
по тем, что еще не родились.
Четки чиновничьих скрепок
в гусеницы превратились…
Разве я враг России?
Разве я не счастливым
в танки другие, родные,
тыкался носом сопливым?
Чем же мне жить, как прежде,
если, как будто рубанки,
танки идут по надежде,
что это - родные танки?
Прежде, чем я подохну,
как - мне не важно - прозван,
я обращаюсь к потомку
только с единственной просьбой.
Пусть надо мной - без рыданий -
просто напишут, по правде:
"Русский писатель. Раздавлен
русскими танками в Праге".

Н.Ч. Часть третья. Начиная с 20-х годов СССР рассматривал Афганистан как сферу своего влияния. До поры это ограничивалось экономической помощью и обучением афганских офицеров в советских училищах. В 1978-м к власти пришла Народно-демократическая партия, в стране началась гражданская война. В декабре 79-го Политбюро ЦК КПСС приняло решение о вводе войск в Афганистан, используя как повод просьбу о помощи президента Амина. Сам Амин был убит, 40-я армия установила контроль над столицей и частью территории. Публичный протест академика Сахарова вызвал его высылку в Горький и превентивные массовые аресты советских диссидентов. Международный бойкот Олимпиады-80 не помешал ее проведению.    

Е.Ч. Однако советские правители не учли, что начиная с 18 века Афганистан не удавалось захватить никому. Несмотря на то, что на боевые действия и поддержку режима СССР тратил не менее 4 млрд. долларов в год, к 1989 году под давлением моджахеддов он был вынужден вывести войска. За это время через Афганистан прошло до миллиона советских военнослужащих и специалистов, потери составили 15 тыс. убитыми, 54 тыс. ранеными и контуженными, 416 тыс. заболевшими. Потери афганской стороны – до 300 тысяч из числа правительственных войск, до 2 млн. – гражданского населения. К моменту окончания войны ненужной или преступной назвало ее почти 80% советских людей и больше трети ветеранов Афганистана. «Афганский синдром» многие ветераны преодолевают по сей день.

Н.Ч. Булат Окуджава, 1979 год:

Римская империя времени упадка
        сохраняла видимость твердого порядка:
        Цезарь был на месте, соратники рядом,
        жизнь была прекрасна, судя по докладам.
А критики скажут, что слово "соратник" - не римская деталь,
что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
Может быть, может быть, может и не римская - не жаль,
мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.
        Римляне империи времени упадка
        ели что придется, напивались гадко,
        а с похмелья каждый на рассол был падок -
        видимо, не знали, что у них упадок.
А критики скажут, что слово "рассол", мол, не римская деталь,
что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
Может быть, может быть, может и не римская - не жаль,
мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.
        Юношам империи времени упадка
        снились постоянно то скатка, то схватка:
        то они - в атаке, то они - в окопе,
        то вдруг - на Памире, а то вдруг - в Европе.
А критики скажут, что "скатка", представьте, не римская деталь,
что эта ошибка, представьте, всю песенку смысла лишает...
Может быть, может быть, может и не римская - не жаль,
мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.
        Римлянкам империи времени упадка,
        только им, красавицам, доставалось сладко -
        все пути открыты перед ихним взором:
        хочешь - на работу, а хочешь - на форум.
А критики хором: "Ах, "форум", ах, "форум" - вот римская деталь!
Одно лишь словечко - а песенку как украшает!
Может быть, может быть, может быть и римская - а жаль...
Мне это немного мешает и замысел мой разрушает.
Е.Ч. Евгений Евтушенко, 1983 год:

Русский парень лежит на афганской земле.
Муравей-мусульманин ползет по скуле.
Очень трудно ползти... Мёртвый слишком небрит,
и тихонько ему муравей говорит:
«Ты не знаешь, где точно скончался от ран.
Знаешь только одно - где-то рядом Иран.
Почему ты явился с оружием к нам,
здесь впервые услышавший слово «ислам»?
Что ты дашь нашей родине -
нищей, босой,
если в собственной -
очередь за колбасой?
Разве мало убитых вам, -
чтобы опять к двадцати миллионам еще прибавлять?»
Русский парень лежит на афганской земле.
Муравей-мусульманин ползет по скуле,
и о том, как бы парня поднять, воскресить,
Муравьев православных он хочет спросить,
но на северной родине сирот и вдов
маловато осталось таких муравьев.

Н.Ч. Михаил Щербаков, 1987 год:

Не кричи, глашатай, не труби сбора.         
Погоди, недолго терпеть.                    
Нет, ещё не завтра, но уже скоро            
Риму предстоит умереть.                     
        Радуйся, торговец, закупай мыло,     
        Мыло скоро будет в цене.             
        Скоро будет всё иначе, чем было.     
        А меня убьют на войне.   

Не зевай, историк, сочиняй книгу,

Наблюдай вращенье Земли.
Каждому столетью, году, дню, мигу,
Сколько надлежит, удели.
        Ветер подымается, звезда меркнет,
        Цезарь спит и стонет во сне.
        Скоро станет ясно, кто кого свергнет.
        А меня убьют на войне.
Смейся, Левконоя, разливай вина,
Знать, что будет, ты не вольна.
Но можешь мне поверить, по всему видно,
Что тебя не тронет война.
        Знать, что будет завтра - много ль в том толка!
        Думай о сегодняшнем дне.
        Я ж, хотя и знаю, но скажу только,
        Что меня убьют на войне…

Е.Ч. Иосиф Бродский. «Стихи о зимней кампании 1980 года»

 I
     Скорость пули при низкой температуре
     сильно зависит от свойств мишени,
     от стремленья согреться в мускулатуре
     торса, в сложных переплетеньях шеи.
     Камни лежат, как второе войско.
     Тень вжимается в суглинок поневоле.
     Небо -- как осыпающаяся известка.
     Самолет растворяется в нем наподобье моли.
     И пружиной из вспоротого матраса
     поднимается взрыв. Брызгающая воронкой,
     как сбежавшая пенка, кровь, не успев впитаться
     в грунт, покрывается твердой пленкой.
        II
     Север, пастух и сеятель, гонит стадо
     к морю, на Юг, распространяя холод.
     Ясный морозный полдень в долине Чучмекистана.
     Механический слон, задирая хобот
     в ужасе перед черной мышью
     мины в снегу, изрыгает к горлу
     подступивший комок, одержимый мыслью,
     как Магомет, сдвинуть с места гору.
     Снег лежит на вершинах; небесная кладовая
     отпускает им в полдень сухой избыток.
     Горы не двигаются, передавая
     свою неподвижность телам убитых.
        III
     Заунывное пение славянина
     вечером в Азии. Мерзнущая, сырая
     человеческая свинина
     лежит на полу караван-сарая.
     Тлеет кизяк, ноги окоченели;
     пахнет тряпьем, позабытой баней.
     Сны одинаковы, как шинели.
     Больше патронов, нежели воспоминаний,
     и во рту от многих "ура" осадок.
     Слава тем, кто, не поднимая взора,
     шли в абортарий в шестидесятых,
     спасая отечество от позора!
        IV
     В чем содержанье жужжанья трутня?
     В чем -- летательного аппарата?
     Жить становится так же трудно,
     как строить домик из винограда
     или -- карточные ансамбли.
     Все неустойчиво (раз -- и сдуло):
     семьи, частные мысли, сакли.
     Над развалинами аула
     ночь. Ходя под себя мазутом,
     стынет железо. Луна от страха
     потонуть в сапоге разутом
     прячется в тучи, точно в чалму Аллаха.
        V
     Праздный, никем не вдыхаемый больше воздух.
     Ввезенная, сваленная как попало
     тишина. Растущая, как опара,
     пустота. Существуй на звездах
     жизнь, раздались бы аплодисменты,
     к рампе бы выбежал артиллерист, мигая.
     Убийство -- наивная форма смерти,
     тавтология, ария попугая,
     дело рук, как правило, цепкой бровью
     муху жизни ловящей в своих прицелах
     молодежи, знакомой с кровью
     понаслышке или по ломке целок.
        VI
     Натяни одеяло, вырой в трухе матраса
     ямку, заляг и слушай "уу" сирены.
     Новое оледененье -- оледененье рабства
     наползает на глобус. Его морены
     подминают державы, воспоминанья, блузки.
     Бормоча, выкатывая орбиты,
     мы превращаемся в будущие моллюски,
     бо никто нас не слышит, точно мы трилобиты.
     Дует из коридора, скважин, квадратных окон.
     Поверни выключатель, свернись в калачик.
     Позвоночник чтит вечность. Не то что локон.
     Утром уже не встать с карачек.
        VII
     В стратосфере, всеми забыта, сучка
     лает, глядя в иллюминатор.
     "Шарик! Шарик! Прием. Я -- Жучка".
     Шарик внизу, и на нем экватор.
     Как ошейник. Склоны, поля, овраги
     повторяют своей белизною скулы.
     Краска стыда вся ушла на флаги.
     И в занесенной подклети куры
     тоже, вздрагивая от побудки,
     кладут непорочного цвета яйца.
     Если что-то чернеет, то только буквы.
     Как следы уцелевшего чудом зайца.

Н.Ч. Тимур Бобровский, 1988 год:

Вы правы – все было впустую.
И верно, мы были неправы, 
Когда у глухой переправы
Кишлак разнесли подчистую.
Когда на скалистой террасе
Построили их для забавы
И слали за трассером трассер, - 
Мы были неправы, вы правы!
Вы трижды, наверное, правы,
Кивая на нашу увечность:
Мы вдоволь напились отравы
С названием «бесчеловечность».
Вы правы – потери напрасны,
И жаль, что не всех порешили:
Мы дьявольски там нагрешили, 
Прикрывшись полотнищем красным.
Мы предали все идеалы,
В чужие вторгаясь пределы,
И щерились в ярости скалы
На наше неправое дело.
Вы правы, - а правда была ли,
Когда убивать обучали?
Конечно, не вы нас туда посылали,
Не вы, - вы ведь просто молчали.
И вашим молчаньем гонимы,
Брели мы, не ведая брода, -
Молчащие дети немого народа,
Смиренные, как пилигримы…
Теперь мы подонки – и квиты.
И души вконец опустели.
Лишь душат ночами нас тени убитых
Да рваные наши постели.
Оплачены страшными снами
И память, и совесть, - все вкупе…
А нашу вину перед вами
Мы раннею смертью искупим.

Е.Ч. Часть четвертая. Одной из самых жестоких и позорных страниц истории СССР была массовая депортация неугодных народов. В 30-40-е годы на Крайний Север, в Сибирь, Среднюю Азию, Казахстан были проведены тотальные депортации корейцев, немцев, финнов-ингерманландцев, калмыков, ингушей, чеченцев, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, турок-месхетинцев. Общее число депортированных только в 1941-42 годах превысило 1 млн. 200 тыс. человек, в 43-44 годах было депортировано 100 тыс. калмыков, до 500 тыс. чеченцев и ингушей, до 200 тыс. крымских татар. Смертность по дороге и в первые месяцы размещения превышала 30%. Законы об амнистии с частичным возвращением были приняты в конце 50-х, о реабилитации народов – только в 1991 г.

Н. Ч. Кроме вполне понятной обиды и ожесточения, возвращающиеся народы столкнулись с тем, что большая часть их земель была занята русскими переселенцами. Тлеющие конфликты на Кавказе обострились в начале 90-х, когда в Армении, Азербайджане, Абхазии, Грузии, Чечне были оставлены или захвачены склады Советской Армии. По потерям сторон и гражданского населения, 2 чеченские войны оказались сопоставимы с афганской. Последствия в виде неустроенных беженцев, переноса межэтнических конфликтов и террористических актов на территорию самой России количественному учету не поддаются. Интересно, что при этом Россия считает кавказские земли исконно русскими, хотя захватила их только к середине 19 века, а общественное мнение зачислило протестовавших против войны правозащитников в предатели русского народа.

Е.Ч. Владимир Высоцкий, 1979 год:

Я никогда не верил в миражи,
В грядущий рай не ладил чемодана -
Учителей сожрало море лжи
И выплюнуло возле Магадана.

Но, свысока глазея на невежд,
От них я отличался очень мало -
Занозы не оставил Будапешт,
А Прага сердце мне не разорвала.

Да, мы шумели в жизни и на сцене -
Мы путаники, мальчики пока.
Вот, скоро нас заметят и оценят!..
Эй! Против кто?
                    Намнём ему бока!..

Но мы умели чувствовать опасность
Задолго до начала холодов.
С бесстыдством шлюхи приходила ясность
И души запирала на засов.

И нас хотя расстрелы не косили,
Но жили мы поднять не смея глаз, -
Мы тоже дети страшных лет России,
Безвременье вливало водку в нас.

Продолжение читать здесь: http://kiev-raduga.hiblogger.net/1390481.html



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 9

Не о том думаете!!!!!! Времени у вас так мало, а вы всякую ерунду пережевываете, как жвачку....
Revolutional update of SEO/SMM package "XRumer 16.0 + XEvil 3.0": captchas breaking of Google, Facebook, Bing, Hotmail, SolveMedia, Yandex, and more than 8400 another size-types of captcha, with highest precision (80..100%) and highest speed (100 img per second). You can connect XEvil 3.0 to all most popular SEO/SMM software: XRumer, GSA SER, ZennoPoster, Srapebox, Senuke, and more than 100 of other software. Interested? There are a lot of introducing videos about XEvil in YouTube. Good luck! XRumer20170721
Revolutional update of SEO/SMM software "XRumer 16.0 + XEvil": captchas solving of Google, Facebook, Bing, Hotmail, SolveMedia, Yandex, and more than 8400 another types of captcha, with highest precision (80..100%) and highest speed (100 img per second). You can connect XEvil 3.0 to all most popular SEO/SMM programms: XRumer, GSA SER, ZennoPoster, Srapebox, Senuke, and more than 100 of other programms. Interested? You can find a lot of demo videos about XEvil in YouTube. See you later! XRumer20170721
http://salexrumer.site/ Absolutely NEW update of SEO/SMM software "XRumer 16.0 + XEvil": captcha recognition of Google, Facebook, Bing, Hotmail, SolveMedia, Yandex, and more than 8400 another size-types of captcha, with highest precision (80..100%) and highest speed (100 img per second). You can connect XEvil 3.0 to all most popular SEO/SMM software: XRumer, GSA SER, ZennoPoster, Srapebox, Senuke, and more than 100 of other programms. Interested? There are a lot of introducing videos about XEvil in YouTube. You read it - then IT WORKS! See you later ;) http://xrumersale.site/ XRumer201708yy
This message is posted here using XRumer + XEvil 3.0 XEvil 3.0 is a revolutionary application that can bypass almost any anti-botnet protection. Captcha Recognition Google, Facebook, Yandex, VKontakte, Captcha Com and over 8.4 million other types! You read this - it means it works! ;) Details on the official website of XEvil.Net, there is a free demo version.
This message is posted here using XRumer + XEvil 3.0 XEvil 3.0 is a revolutionary application that can bypass almost any anti-botnet protection. Captcha Recognition Google, Facebook, Yandex, VKontakte, Captcha Com and over 8.4 million other types! You read this - it means it works! ;) Details on the official website of XEvil.Net, there is a free demo version.
Hey guys!!! designs and builds specialty lines of lead oxide production equipment, material handling systems, battery related process machinery, parts, and accessories for the battery, pigment, glass, and chemical industries. http://techbasys.com offers technical application and engineering services to help the customer acheive maximum benefit from their equipment and manufacturing processes.




Мітки / теги
Александр_Бирштейн :: Александр_Володарский :: Алексей_Курилко :: Анна_Порядинская :: Виктор_Некрасов :: Віта_Пахолок :: Владимир_Спектор :: Вячеслав_Рассыпаев :: Вячеслав_Слисарчук :: Евгений_Черняховский :: журнал_"Радуга" :: Инна_Лесовая :: клуб_"Экслибрис" :: клуб_«Экслибрис» :: Марианна_Гончарова :: Михаил_Юдовский :: Никита_Дубровин :: объявление :: обэриуты :: оголошення :: поезія :: поэзия :: путешествия :: Риталий_Заславский :: рассказ :: рецензия :: Сергей_Черепанов :: стихи :: стихотворения :: Ян_Таксюр

Новини

анонси, повідомлення

Дорогие друзья - читатели журнала "Радуга"!

От Вас зависит, каким быть журналу в 2016 году.

В такое непростое для всех время нам необходима любая Ваша помощь: и словом, и делом.

Просим Вас не забыть подписаться на наш журнал.

Каждого подписчика, пришедшего в редакцию
(ул. Б. Хмельницкого, 51-А), ждёт подарок!

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395.

Пишите нам, мы всё прочтём: rdga1927@gmail.com
Надеемся на плодотворное сотрудничество с Вами!


Передплатіть наш журнал

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395
rdga1927@gmail.com



Школа-студия театра КХАТ
ВСЕМ, кто хочет найти себя, явить миру свои скрытые таланты, научиться красиво говорить, правильно презентовать себя в обществе, преодолеть боязнь публичных выступлений, научиться перевоплощаться в других людей, получить мастер-классы от ведущих актёров  театральной сцены, подготовиться к поступлению в театральные ВУЗы и бесплатно посещать все спектакли уникального театра в Киеве, поможет ШКОЛА - СТУДИЯ ТЕАТРА КХАТ!
Внимание! Объявляется ПЕРВЫЙ набор в Школу-Студию Театра КХАТ! Художественный руководитель курса - актёр Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки, главный режиссёр театра КХАТ, опытный педагог мастерства актёра, заслуженный артист Украины Виктор Кошель. Полная программа обучения включает: первые 3 месяца - подготовительные актёрские курсы, курсовой спектакль в конце первого года обучения, дипломный спектакль в конце второго года обучения, бесплатное посещение всех спектаклей театра, на втором году обучения выход на сцену в спектаклях театра, работа с ведущими мастерами  сцены. Прекратить обучение можно в любой момент, когда вы сочтёте, что получили достаточное количество знаний и навыков. 
Стоимость обучения для подростков и взрослых - 1000 гривен в месяц. До 1 декабря проходит акция для первых 10-ти поступающих скидка - месячный абонемент - 650 гривен. Оплата помесячная. Пробное занятие -150 гривен.

С надеждой на плодотворное сотрудничество Катарина, Виктор и Театр КХАТ :)

Мої Фото

Календар
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
         
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ОБОЗ.ua