журнал "Радуга"

проза, поезія, літературний погляд, рецензії, галерея

logo-rs4g2.jpg
kiev-raduga  11.07.2010 15:55:40
Мітки / тегиСергей_Черепанов

Сергей Черепанов. Типология гениальности или Практическое пособие для начинающих гениев (Часть первая)

А.Н.Вердреер

 Типология гениальности

 или Практическое пособие для начинающих гениев

 Посвящается А.В.

Введение

Думать о нем, значит думать о его творчестве. 
Хармс

 

 Ну, хорошо. Хорошо. Допустим, Хармс. Зарубеж. литература. Не знакомы? Хорошо. Но этот?! Этот считается одним из выдающихся киевлян, типа Булгакова. Родился, жил, начало творчества, всю жизнь хотел вернуться сюда, в Киев. Считается – дедушка авторской песни. Правильно, Вертинский. Кто сказал? Я сказал? А-а, ну да... Собственно, чего от деток требовать, если в четырехтомной «Истории Киева», известные киевляне Ленин и Горбачев упоминаются более 250 раз, а мы (ладно, я...), а он  – ни разу...

Стеллажи, стеллажи. Книги до самого потолка. Стоят рядами словно гении на полотнах Глазунова. Поначалу глаза разбегаются, но с возрастом неизбежно приходит концентрация, остается только то, что у сердца. (Может быть, именно сердечность и есть главный критерий гениальности?  - помечено дедушкой на полях – комм.)

Книги всегда соблазн. Идешь мимо стеллажей и  только – ах! Ахматова! – эх! Эрнест Хемингуэй! – и вдруг какой-нибудь Доуэль закричит с полки – «меня! меня!» И – все. Попался. Взял ее, а уже оторваться нельзя.

Сразу хочу вам сказать, что моя «Типология...» к таким книгам не относится, поскольку хотя и цепляет, но грузит. Грузит! От читателя требуются некоторые усилия.Опять же, «в этом городе, - как не раз замечал накатчик Сойфер, -  каждый пишет свою книгу.» И читают ее максимум родственники. То есть - и так читать не просто, и близость к автору требует дополнительных усилий, а значит и времени для осознания его – родного тебе человека – значимости и величия. Так, наверно, и мой внук скорее всего будет откладывать ее публикацию, мол, успеется, еще успеется... Дождетесь, пока и спросить уже не у кого... Если, конечно, у кого-то будут вопросы.

 

Глава 1. Талант и гений. Общие положения.

Гений – дух-покровитель человека, добрый или злой.

Гений – высший творческий ум.

В.И.Даль

Талантов, как говорится, у нас - как грязи. Все, понимаешь, куда ни плюнь. А вот гениев...

Может, кто не понимает, гений – это не только большой талант – это – состоявшийся БТ, это СБТ, имеющий народное признание, то есть - всеми слоями и прослойками. Это - мировая слава, популярность, будь то при жизни или после.

И, конечно, гений – это о чем В.Даль говорит – о двойственности – и человек и дух. Это постоянный контакт духа и человека, это протока в небесное чистое знание...

 Воспитанием гениев системно не занимался никто. Считается тайной. «Если бы некто захотел создать условия для появления на Руси Пушкина, - писал В.Шкловский, - ему вряд ли пришло бы в голову выписывать дедушку из Африки.» Отсюда, якобы, вывод, что воспитание гениев - «езда в незнаемое».

Чушь!

Возьмем Пушкина. Дедушка – арап. Кто-то скажет: - Большое дело! Что он из арапского взял кроме обезьяньего вида?! Как будто бы - да. Вон сколько их сейчас у входа в казино и рестораны.  А ты не спеши, ты вспомни, чекист Шкловский, кто у него была бабушка? – А то, что дочка полтавского коменданта! Где Африка, а где мы? Разброс, диапазон! Улавливаешь?! Правильно сделал Оствальд (Вильгельм Оствальд, нобелевский лауреат, химик, физик, исследователь биографий гениальных личностей – комм.) Надо взять конкретного гения и проанализировать судьбу. Двадцать гениев – и то же самое. Тысячу, миллион – и типить, выявить важнейшие факторы, условия... Но ни в коем случае нельзя останавл. – неправильно поступил Оствальд – необходимо-нужно наложить на собственную,  и если совпадает?!!! – двигаться дальше, строить себя, судьбу... А-а-а?!

Генезис гения! Понять, что именно формирует, каков процесс становления, зрелости, а затем и старения, т.е. сохранения гения, поскольку гениальность, как и материя – неуничтожима.  

А взять генионный период, первоначальное эмбрионное состояние... Вот... нет,.. еще нет – провинциальность, укукленность, - и вдруг – «Ты же ж гениальный же ж ты поэт!!» - Всё! Блеск! Порхание!

Впрочем, - не все генионы-зародыши выживают - и это тоже удобно, - если не сложилось, ну, нет у тебя, не родился! – Чего уродоваться, пыжиться? «Я – гений! Игорь Северянин!» Живи спокойно, не страдай. Не всем быть гениями. Не  всем такой фарт, как Хармсу или Вертинскому, например. Последний особенно характерен. Типичный гений, хрестоматийный.

Почему же именно он?

Во-первых, - всемирно-известный. Как ни пытались унизить его Сталинской премией 3-ей степени, а от мировой известности деваться некуда. Даже недоброжелатели вынуждены признать: «О Вертинском можно было бы написать ... целое исследование. Но ученые социологи, разумеется, выше этого, а психиатры просто еще не додумались.» (1). (Додумались,  Аминодав, додумались. – помечено дедушкой на полях, - Это ты не мог судить – лицом  к лицу лица не увидать – а мы, а я могу, уже могу, честно, непредвзято. Вот, что ты видел? Слезливые сопли, жеманство, лилового Пьеро и вычурность поз? А я – я с расстояния – Маэстро (мастера по-итальянски).

Во-вторых, - родство.  И не просто родство, а общее типичное киевство... и может быть даже ближе, глубже... (далее в рукописи четыре страницы правленого, вернее черкано-вымаранного текста, совершенно нрзб, нервного, изломанного, с царапинами, порывами пера,  а также - с большими – по полстраницы и более - пробелами  - задумчивости ли, невысказанной грусти, затаенной печали, чего? – Мысли о родстве дедушку не покидали. Но об этом ниже. – комм.)

И, наконец, в-третьих... Тайны! Да, тайны - уникальные и типичные одновременно. Без которых ни творчества, ни судьбы не понять. Тайны, по каким-то тайным причинам, открытые именно мне. Посланные мне откуда-то оттуда... Но, к делу.  Недавно в архивах Киевского клуба авторской песни и пляски я нашел тонкую пачку пожелтевших писем. Вот одно из них; привожу полностью, прошу внимания:

   «Дорогой Александр Николаевич!

Пишет Вам  человек, влюбленный в Вашу дочь, Гуттиэре, с того самого дня, как увидел ее по телику. У нас была пионервожатая, Ася, в которую тоже все влюблялись. Но это было совсем другое, а это - на всю жизнь. На всю-всю…

«Человека-амфибию» я прочел потом. А пластинку Вашу слушал раньше. Мы с мамой купили ее в Феодосии, большую, с Вашим портретом. И я не мог дождаться, пока мы вернемся домой, в Киев, чтобы поставить. Гибкая  уже была; я ставил то «Испано-Сюизу», то «Маленькую балерину» на другой стороне, то опять первую.

Вот он, оказывается, какой мир?! Изысканный, таинственный, артистичный, красивый… Не наш, но и не «западный», не «дяди Сэма»!

 Я слушал Вас, еще не понимая, что удивительным образом посланный мне голос есть настоящий голос моей Родины, Киева, негромко-благородный и элегантно-ласковый.

Тогда я не думал о том, какой замечательный папа у моей Гуттиэре.  Вы были сами по себе: Вы – Гений, и Вы - Красавица. Потом Вашу пластинку у меня украли. И книжку не вернули. Но было уже поздно. Вы покорили меня, Папа и Дочка.

До чего же и мне хотелось понравиться Вам!

- Оуу – оуу?! – трубил я, выплывая из зеленых глубин на середину экрана. Огромные миндалевидные глаза мои с невыразимой нежностью разглядывали Вас и было ясно – только позовите, и я обращусь в голубую молнию, чтобы мчаться на помощь в тонком облегающем серебристом скафандре. Успею, спасу. И еще раз блесну, вильну и исчезну…

Я верил, что Ихтиандр вернется. Он специально уплыл далеко-далеко, в южные моря, чтобы переждать и вернуться. И было ясно – Гуттиэре снова разведется со своим Ольсеном, как прежде – с Зуритой, бросит работу на консервном (о!) заводе в Америке, вернется в Киев, а лучше – в Алушту и женится (так в тексте – комм.) на Ихтиандре… Уже навсегда, на всю жизнь…

Потом… Потом, определенно же и  под Вашим влиянием, я взялся писать стихи. И неожиданно разлюбил Вас, как поэта, из-за одной-единственной строчки, показавшейся мне пошлой и жеманной.

«Киев – родина нежная.» - Вот уж действительно, думал я, пошлятина – «Нежная…». Поленился, видать, мэтр. А впрочем, чего требовать от провинциального поэта, зараженного Северяниным, кабацкой попсой и романсом…

Оказалось, надо прожить жизнь, прощаться, теряя друзей и близких, и уезжать, в том числе и навсегда, и возвращаться, теперь уже точно - к единственному месту во Вселенной, чтобы умолкнуть от неожиданности сего эпитета, лучшего из всех «киевских».

Я вернулся, и любовь вернулась. К Вашим стихам и прозе. К Вашим песням, исполняемым моими друзьями. К нашей Родине, откуда мы никогда не уезжали...

Ах, лучше б я этой статьи не читал. «Вертинский – китайский шпион?» В интернете, на фамилию Вашу…»

Это письмо меня поразило. Причем не столько искренностью и близким мне обожанием, сколько намеками, догадками, совпадающими с моими. 

А теперь, спросите: Почему оно попадает в руки именно мне? Почему практически одновременно из 600 работников Киевской фабрики рыбгалантереи именно меня включают в делегацию Общества украинско–китайской дружбы, вылетающую в Шанхай? Случайно? Ха-ха-ха!! Нет более далекой инопланетной страны. Где же еще изучать типологию тайн гения, как не в Китае?!

                                                                                                    

Глава 1-а. Гений и Тайна.

Не ищите волос на панцире черепахи    и рогов на голове зайца.

«Лес чаньских изречений»

Мудрая пословица. И народ мудрый. Вот только в отношении гениев пословица не работает.

Гений и Тайна – близнецы–братья. Это означает, что у каждого гения – своя тайна, причем размер гения, величина его величия, и определяются  разнообразием загадок и степенью таинственности. Раскрыть феномен гения, включая и главнейший секрет, или хотя бы наметить разгадку, или даже обозначить на карте путь к ней – есть ключ (связка ключей) к пониманию его творчества, не говоря уже о методологии воспитания подрастающих гениев. Поэтому не правы те, кто считает, что тайна интересна не кладом, а поиском. Дудки! И кладом!

Правда, кладоискатели и Стругацкие утверждают, что каждый находит клад по своему размеру.

Возьмем, к примеру, Ильичей. Один - сифилитик, другой – педераст. Важно это? Наверное. Не поэтому ли, вы спросите, один – вождь, другой – композитор? Думаю, нет. Но то, что в годы революции была уничтожена лучшая часть российского народа – разве нельзя считать это результатом размягчения мозга?

Сифилис, безусловно, способствовал усилению маниакального стремления к власти. Но можно ли  считать ее главнейшей? Тайнишкой для «Бульвара» – да, вполне. А настоящей, т.е. мистической, не поверяемой ни алгеброй, ни геометрией – нет, ни за что!

Нет, ни за что! – хочу я выкрикнуть и по поводу геев.  Боже, как они мне опротивели, эти сериалы со вшитыми в сценарии пидорами, эти передачи о нуриевых, засунувших свой талант во фредину («Квин»? – комм.) ж…, эти «факты» насчет: «…я жду вас, как сна голубого»  и  «… насмешница моя, лукавый рыжий мальчик» (строки  из песен А.Н. – комм.), эти … Ну, что я могу сделать, если мне неинтересен весь этот зоофилический некросадомазохизм. Банально. К творчеству отношения не имеет. У меня от него изжога… (И я могу это подтвердить. Как только голубой экран выдавал очередное, дедушка менялся в лице и уходил на кухню пить соду. – комм.) 

То есть рубрику «Интересно об извращениях» я опускаю. Не интересною Извините.

«Мы также не разделяем точку зрения некоторых исследователей дао Вертинского, доказывающих, что Александр Николаевич, - начал я набрасывать в самолете Москва-Пекин, - что Александр Николаевич был этническим китайцем, а тем паче – китайским разведчиком (простите, шпионом),  засланным позднее в СССР.

Естественно, мы не можем отрицать, что китайцы проживали в Киеве еще бог знает когда. Опять же – Китаево (есть в Киеве пустынь с таким названием – комм.), ресторации и магазины колониальных товаров на Подоле. В конце концов, вероятность рождения от китайской матери на этой планете в 500 раз выше, чем от еврейской.

Но – нет… Зачем же?!

Да, его стихи, посвященные Китаю, проникнуты неподдельной, искренней болью. Воспоминания о Шанхае содержат поразительные по глубине намеки, приоткрывающие подлинно китайские корни автора. Так, созданный им образ Китая – несчастного безногого (эти отрезанные ноги еще попляшут, терпение! – прим. Дедушки) прокаженного, швыряющего горстями вшей в прохожих – не что иное, как развитие мифа о Пань-гу, создавшем людей из паразитов на собственном теле.(2)

 Вместе с тем, мы не можем утверждать, что по линии его супруги тоже отсутствуют китайские корни. Историками даже зафиксирован один случай, когда в пылу разборки младшая дочь обозвала старшую «китайкой»… Но – нет, все-таки не это, и не каторжное, типично китайское стремление прокормить семью, и не явно раскосая внешность потомства, а «русскость», - да! да! – именно «русскость» - показная, нарочитая, - «Замкнуться в святости русского слова. Служить русскому искусству. Петь только для русских…»(3) - более всего говорит в пользу китайства Вертинского... – Я поглядел в иллюминатор. Земля приближалась стремительно. И мне - как открылось! - ...Которое (китайство), в свою очередь, возможно (конечно, конечно!), является блестящей маскировкой другой, еще более таинственной тайны…(sic!)»

Тепло. Горячо. До ожога... Но этого не может быть!...

Я отыщу Ваши клады, А.Н., а может, и главный типический феномен Гения Вообще? Но пока…тссс! Молчок!

Хорошо, что связно об этом не написать. Много, очень много перевито-запутано, тысячу и один раз писано, чуждо, необъяснимо, банально и на поверку попахивает брехней.

Все! Никаких фактов! Только догадки. (Но какие! – комм.)

 

Глава 2. Родители.

Гении не берутся из ничего. Они вырастают из обычных детей и подростков. А кто из них не считает себя талантливым? Покажите мне хотя бы одну мать, которая не находила бы у своего ребенка способностей, в просторечии – талантов?! 

Однако, не все так просто. Да, материнское сердце особенно чутко к проявлению сю-сю-сю! Именно они – матери – и прививают своим чадам чувство талантливости. Но именно они, как правило, и убивают гениев. Почему?  Потому что фразы: «Какой талантливый ребенок -  он будет поэтом!» или «Слушайте! Это же второй Карузо!» - поверьте мне! -  на самом деле сразу подрезают крылья.  Никакой «второй» и никакой «будет» – только первый, уже! Только уника! «Талантливый??!» – Ни за что! Только Гениальный. А мамы, несмотря на хвастовство, страдают чувством меры. Они консервативны по своей природе. Потому что хотят счастья, простого человеческого. Из любви, как чадосохранения. Из соображений: не сглазить бы. А многие вообще - не верят. Впрочем, эта материнская позиция естественна -  море серых талантов, подымающихся не выше трех баллов, и есть нормальная картина мира, как усредненной гармонии.

Редчайшим исключением из этого правила была, как известно, мать Гоголя, утверждавшая, что именно ее сын изобрел телеграф, железные дороги и вообще весь технический прогресс. И это правильно! Но это, увы, уника.

Значит, первое условие – мать.  Мама меня любила...

(Комментарий. Дедушка  не был клоном или продуктом суррогатной матери. Он был любимым и любящим  сыном своих родителей – Наума и Златы Вердреер. Но в метрике стояла дата 24 апреля 1909 года. 24 апреля 1949 года в известном стихотворении «Мыши», обращаясь к Валентине Саниной, Александр Николаевич заметит:

И живем мы так, чтоб не краснея

Наши дети вспоминали нас.

Впрочем, Вы бездетны. И грустнее

Что же может быть для женщины сейчас?

Чувствуете, сколько горечи в этом жестком, хлестком вопросе? В этом выводе, звучащем, как упрек.

О чем это? Или – о ком? Дедушка родился, когда его маме было за сорок, а папе – за пятьдесят.  Папа был известным киевским ростовщиком. Известным, прежде всего, редчайшей добротой и терпением; к нему приходили издалека, и при наличии двух гарантов он давал, ссужал без залога; верил в людей, а не в закон. И бабушка никогда не кричала ему: «Ты, благодетель!  Подумай о семье!»

Когда в 1918 пришло ЧК, -  смеялись – брать было нечего! Но там не поверили: дедушка  лишился и папы и мамы...

Могли ли Злата и Наум Вердрееры усыновить подкидыша? Никаких сомнений. Было ли так на самом деле? А вот это совершенно не важно. Важно, что могли. И пожалеть, и усыновить.)

 

Глава 2. Родители (продолжение).

Итак, мать не должна прививать что-либо, кроме доброты. В отличие от мадонн, т.е. матерей пророков, которым согласно Благовещению вообще не рекомендована (читай – запрещена) любая активность в воспитании, в отличии от них - магенны, т.е. мамы гениев, имеют допуск на любовь. А та прививается в раннем, пинетково-гусариковом возрасте единственным способом – лаской, заботой. Была ли также добра к Коке его мама, как и моя? Без всякого сомнения. Иначе бы о нас ...(далее - нрзб).

Что же касается отцов – отзвук народной любви докатился до нас в юности, в переходном, т.с. возрасте, когда начинаешь думать «жить с кого?», а тут тетки да соседи и вспомнят: «Хороший был человек Ваш  батюшка. Все людям помогал, способствовал.»

Справка 1. Вертинский Николай Петрович, 1845 – 30.10.1894, Киев, адвокат, провинциальный литератор. Помещал фейлетоны в «Воронежской Газете» и «Кiевском Слове» под псевдонимом Граф Нивер. Сын Александр, 1889-1957.

Справка 2. Вердреер Наум Иванович (Исакович?), ?.?.1855? – ?.?.1918, Киев, финансист. Один из основателей ”Общества любителей чая”, попечитель 2-ой больницы для бедных. Сын Аркадий, 1909-1996. 

   Ясно, что ростовщик-бессеребреник покруче альтруиста-адвоката. Однако, типически мы в обоих случаях имеем наследственное бескорыстие. Вот откуда уважение к отцу, разрушающее провинциальное жлобство. Вот что формирует и выводит вперед духовность, усиливает тягу к религии, философии и искусству. Как известно, ни бухгалтер, ни предприниматель из А.Н. не вышли. Идея бескорыстной помощи с неизбежностью находит выражение в биографии – 35 тыс. перевязок, «Я всегда был за тех, кому горше и хуже...», как, собственно, и в моем кредо: «Каждому! – помогу стать! - гением!» Детям ничего другого не остается, как бла...

(далее в рукописи отсутствует страница, видимо, посвященная сыновней и дочерней благодарности – комм.)

... это в Европе или Америке – построить дом, посадить дерево и вырастить сына. И всё. А родители?!  «Какое низкое коварство – полуживого забавлять!» Мне стыдно за А.С. Впрочем, чего хотеть от безродного арапа…

В Киеве же, как и в Китае – (сравнение, поверьте, неслучайно!) - не дом, дорогие мои, и не дерево! – прежде всего, следует воздать должное  родителям. Как свидетельствует восхищенная киевлянка: «Герой народных лубков У Мэн летними ночами раздевался догола, чтобы комары кусали его, а не родителей, а шестнадцатилетний Лао Лай-цзы продолжал играть в детские игры, чтобы родители не вспоминали о собственной старости!» (2)

Вот почему я снимаю шляпу, склоняю голову  и почтительно умолкаю:

уговорить писателя написать книгу, потом сценариста – сценарий, заставить режиссера-постановщика – снять фильм, и не просто фильм (думаю, дедушка имел в виду «Алые паруса» или «Человека-амфибию» – комм.), – а поэму о любви, и чтобы дочка в главной роли, и снова книгу, уже его, Самого! - Браво, семья Вертинских! – герои народных лубков отдыхают!

 Итак, первый совет, или если хотите – императив гениальности: оптимальный подбор родителей: любящая мать + уважаемый отец. Если же вам не повезло, не отчаивайтесь, в конце концов, шанс стать гениальными имеется у ваших детей!

(Комментарий. Вижу, вижу скепсис на лице читателя: «гений = любящая мать + уважаемый отец»? И дедушка называл это – «необходимым, но не достаточным условием». О раннем сиротстве – «ну, что ты пристал, не понимаю!» – вообще говорить не хотел. А вот тайну происхождения – лелеял, особенно – тайну отцовства, поскольку именно отцы оказывают сильнейшее воздействие на процесс генионезиса. Не могу судить, насколько искренне дедуля верил в высокое родство, при жизни он никогда... даже не заикался! Вплоть до 1963, когда получил письмо из США. И слезы радости заблестели и хлынули...  Подчас мне кажется, что родство подтвердилось. А иной раз  – совсем напротив – не сын! Чему ж, спросите, радоваться? А потому, что по его теории природа должна на ком-то отдыхать. Если не на отце, то на сыне. Помните, как Хармс писал о детях Пушкина? А вот как дедушка  пишет об этом)

Да-с, адвокат, ростовщик, этот чаем увлекался, тот фельетоны пописывал... Вот он - образ провинции.

Итак, второй совет, или если хотите – второй императив гениальности: контраст отцов и детей.Например: Отцы гениев – не гении. И дети гениев, мягко говоря... «У Пушкина было четыре сына и все идиоты, - писал Хармс, хотя никакими идиотами они не были, - писал так, чтобы подчеркнуть закономерность, контраст.

 Или вот еще - на контрасте: предтечи гения живут в миру, в суете. Гении же  надмирны – именно потому, что отцы у них – напротив, фигуры мирские, заземленные, провинциальные.



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 0




Мітки / теги
Александр_Бирштейн :: Александр_Володарский :: Алексей_Курилко :: Анна_Порядинская :: Виктор_Некрасов :: Віта_Пахолок :: Владимир_Спектор :: Вячеслав_Рассыпаев :: Вячеслав_Слисарчук :: Евгений_Черняховский :: журнал_"Радуга" :: Инна_Лесовая :: клуб_"Экслибрис" :: клуб_«Экслибрис» :: Марианна_Гончарова :: Михаил_Юдовский :: Никита_Дубровин :: объявление :: обэриуты :: оголошення :: поезія :: поэзия :: путешествия :: Риталий_Заславский :: рассказ :: рецензия :: Сергей_Черепанов :: стихи :: стихотворения :: Ян_Таксюр

Новини

анонси, повідомлення

Дорогие друзья - читатели журнала "Радуга"!

От Вас зависит, каким быть журналу в 2016 году.

В такое непростое для всех время нам необходима любая Ваша помощь: и словом, и делом.

Просим Вас не забыть подписаться на наш журнал.

Каждого подписчика, пришедшего в редакцию
(ул. Б. Хмельницкого, 51-А), ждёт подарок!

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395.

Пишите нам, мы всё прочтём: rdga1927@gmail.com
Надеемся на плодотворное сотрудничество с Вами!


Передплатіть наш журнал

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395
rdga1927@gmail.com



Школа-студия театра КХАТ
ВСЕМ, кто хочет найти себя, явить миру свои скрытые таланты, научиться красиво говорить, правильно презентовать себя в обществе, преодолеть боязнь публичных выступлений, научиться перевоплощаться в других людей, получить мастер-классы от ведущих актёров  театральной сцены, подготовиться к поступлению в театральные ВУЗы и бесплатно посещать все спектакли уникального театра в Киеве, поможет ШКОЛА - СТУДИЯ ТЕАТРА КХАТ!
Внимание! Объявляется ПЕРВЫЙ набор в Школу-Студию Театра КХАТ! Художественный руководитель курса - актёр Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки, главный режиссёр театра КХАТ, опытный педагог мастерства актёра, заслуженный артист Украины Виктор Кошель. Полная программа обучения включает: первые 3 месяца - подготовительные актёрские курсы, курсовой спектакль в конце первого года обучения, дипломный спектакль в конце второго года обучения, бесплатное посещение всех спектаклей театра, на втором году обучения выход на сцену в спектаклях театра, работа с ведущими мастерами  сцены. Прекратить обучение можно в любой момент, когда вы сочтёте, что получили достаточное количество знаний и навыков. 
Стоимость обучения для подростков и взрослых - 1000 гривен в месяц. До 1 декабря проходит акция для первых 10-ти поступающих скидка - месячный абонемент - 650 гривен. Оплата помесячная. Пробное занятие -150 гривен.

С надеждой на плодотворное сотрудничество Катарина, Виктор и Театр КХАТ :)

Мої Фото

Календар
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
         
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ОБОЗ.ua