журнал "Радуга"

проза, поезія, літературний погляд, рецензії, галерея

logo-rs4g2.jpg
kiev-raduga  11.07.2010 15:50:00
Мітки / тегиСергей_Черепанов

Сергей Черепанов. Типология гениальности или Практическое пособие для начинающих гениев (Часть вторая)

Глава 3. Дух провинции или Киевская гармония.

Таинственный завет Козьмы Пруткова, повторяющийся в тексте многократно, видимо, в силу особой значимости зашифрованного, я имею в виду: «Бди!» – не что иное, как тонкая аббревиатура: «Будь ДИлетантом!» Пианист Игумнов однажды заметил: «Искусство двигают вперед почти всегда дилетанты, не связанные никакими канонами.»(5)

В самом деле, гений не может быть профи – тогда он не гений, а флюс. Если «езда в незнаемое», то зачем знать дорогу, правила, где с «фарой» стоят? Значит, гений и дилетант – одного поля клеверы, только – этот четырех, а те – трехлепестковые. (НЕУДАЧНЫЙ ПРИМЕР – помечено Дедушкой на полях). Гений, как и дилетант,  берет широко, вроде поверхностно, и вдруг – бац! Гениальное открытие, т.е. – неожиданное, будто бы не вымученное сальерическим трудом, а свежее, вольфганго-моцартское, как результат гульни, а не работы. (С  другой стороны, если мы не будем вести речь о дилетантах, а дилетантизм – свойство молодежи, - кто из них будет это читать, а тем более – руководствоваться?) Добавим, что  дилетантизм и провинциальность тоже где-то рядом. Следовательно, из первых двух императивов с неизбежностью выводится третий: Все гении рождаются в провинции.

Это правильно. Близость к естеству, корням, народу. Так сказать, впитали с молоком. И, заметьте, речь идет не только о материнском. Всех киевских детей в возрасте Козы (от 3 до 7 лет) поили козьим. Я установил, ту козу в Пуховке звали Констанция. В Пуховке, в наилучшем детском курорте под Киевом на Десне. Владелица Констанции, тетя Люся, хвасталась: «Все, все у меня молочко брали. И  Мишеньке (видимо, Булгакову – комм.), и Сашеньке, и Вам, т.е. мне... Жирное было молоко, сытное, ......чее (нрзб – пахучее? вонючее? – комм.), больше полчашки – никак...

Вставка Б. Генионезис (фазы развития гения).

Легионы посредственностей воспитаны на горьковском (именно!) тезисе: рожденный ползать...

Я разрубил эту глупость дважды. Первое - лярвой, пупой, марипозой – т.е. путем создания из ползущего – версус недвижность – летящего.

Каждый гений проходит периоды (фазы, этапы или, черт возьми, стадии, как угодно) - проходит возрасты лярвы, пупы, марипозы, т.е. проще говоря – гусеницы, куколки, бабочки.

Под лярвой – larva, маска – некоторые, скажем П.Флоренский (5), понимали скорлупу, пустоту, личину, как пустой и лживый образ. Вы чувствуете, как ”тепло”, ”горячо”...

И вновь Александр Николаевич типичен. Сначала – гениальная пустота. Все гении, по Оствальду – двоечники. И чем она «пустее», тем сильнее подсос, вакуумная тяга, тем  более в период «гусеницы» - с утра до ночи, с утра до... Кока обползал, облазил, обслюнил все киевское и все киевское впитал. И вдруг – закукливание. Не вдруг – вот что характерно-закономерно – и кокон! Маска Пьеро. Таинственные годы – с 1904 по 1913-16 – кокон. Кокон, наполненный пуховским козьим...

 

Не рвитесь, коконы, в полеты.

Копите, коконы, мечты.

Мечты, мечты... Тогда родится что-то

Неописуемое. Что-то –

Ты помнишь? Чистой красоты

Кто был? – Не Керн, не Женщина – а гений!

Умолкни!

Жалобные пени

Копи! Не ной!

Копи! Копи!

Пупом земли

Считай себя!

Гордись своею позой!

Не плачь, Пьеро. Внемли, внемли:

- Был пупой? – Будешь марипозой!

 У Ахматовой не было периода ученичества? Возможно. А киевской пупой – была!

 

Вставка Б. (продолжение)

                                                     Все укукленные гении грызут ногти.

                                                                                          Пушкин

Ускорение процесса кукления также опасно, как и его сдерживание. Что же следует делать пупе, изнемогающему от собственной значимости и желания «излиться, наконец, свободным проявленьем»?

Опыт подсказывает, а практика подтверждает:

- путь №1 – учиться (для дебилов этот тезис обычно повторяется трижды).

- путь №2 -  грызть ногти.

И не спешите выбирать.

Учеба, тем более так называемая – системная, укладывает мозги в ложе, которое так и хочется написать «прокрустово» – вот она, пагуба ложной эрудиции! В то время, как бессистемность, привычка считать ворон, помноженная на задумчивость самого акта грызения, формирует гармонию тишины и горней пустоты, а значит и неукротимое желание – воспеть, заполнить.

Змей, кусающий себя за хвост, - есть эталон процесса познания под девизом «Начни с себя!»

Ногтер, рассматривающий приногтевые участки в надежде отыскать хотя бы малый заусенец, типически близок творцу, отсекающему все лишнее, шлифующий и полирующий самое себя (руки!). Душевный голод, «проклятые вопросы», синдром суицида, любые фобии прекрасно разрешаются ногтегрызом. Надуманный монолог Гамлета, - накрутка в любом, хуже всего в таганковском варианте, - легко разрешается, если бы принц грыз. К сожалению, он ел («тучен и одышлив» - Б.Пастернак), а еда, увы, не то, ногтей не заменяет.

Зато, как грыз юный Маяковский! И как напуганный яйцеглистом, мыл и мыл их по сто раз на день до розовой кожи, будучи уже великим В.В.

Как нес свои ухоженные ногти Пушкин, демонстрируя серебряный наногтник длиною в три дюйма!

Думаю, и Кока грыз. Стоит взглянуть на барельеф, что на Владимирской, 43.

Не-ет, господа! Перед вами не панк, не курносый рэпер, не бритоголовый скинхед пролетарского вида, не наглый Арлекин, а тихий длинноносоволосый юноша, сейчас бы игравший «готику», бледный Пьеро, стыдливо прячущий искусанные ручки в карманах, предательски сходящихся на мошонке.

Ничего, Кока, не суетись. Эти крылья еще взмахнут. Эти руки еще взлетят – холеные, забывшие робость, оголенные руки танцора на инвалидной коляске. Ногами-то каждый может. А ты, брат, руками, руками!

 

Киев...

Без сомнения и без преувеличения, Киев - лучшее место на Земле. Молодежь и пожилые в этом убеждены. А если вы мне не верите, спросите, у кого хотите, в конце концов, я не киевоведением занимаюсь...

«Южане!» - позавидовал Горбачев, и вскоре – Чернобыль. Нет, уж лучше не хвалиться, не раскрывать тайн наилучшести Киева. Воздуха, климата, природы, ландшафтов, киевских душ. А как удержаться? Все мы – Киевохвастовы, от мала до велика. Эйфория  шатаний, выпендрежа, хвастовства и киеволюбия сродни коке, кокаину. Мой Город наркотичен. Я знаю по себе. В Ленинграде еле выдержал, ломка началась. Утром встаю – темно, тяжко, черная каменная тоска. В Москве и Питере – недостаток любви. Черствые, неласковые, асфальтные, ненежные города.

А как обратно, домой - подъезжаю к железнодорожному мосту - схилы, Лавра – мурашки, цыпки пошли по рукам, комок стоит, глаза – сейчас не выдержу, не сдержусь.

...Он глушил ее кокаином. Эту ЗЕЛЕНУЮ ТОСКУ...

Вставка В. Зеленая тоска.

Вот – зелень: лучшие в мире сады, парки, палисадники, клубника под окнами пятиэтажек, дачные участки, бульвары, монастырские сени, скверики дворовые, схилы...

Я предвижу: отстроят Крещатик (эти провидческие строки написаны дедушкой сразу после войны, в конце сороковых! – комм.), после пойдут массивы в стиле «баракко», немало камня и асфальта уйдет на бюрократские дворцы, возможно, руки дойдут и до восстановления храмов – и только зелень будет неуклонно умирать и сокращаться, поскольку прямой - денежной - отдачи не дает.

 Вижу, вижу - конец вам – Батыевы и Черепановы горы – ждите, по примеру Москвы – на месте Храмин Зеленеющих Спасителей – заплещутся бассейны и платные корты, загремят «американские горки», и какой-нибудь моральный урод захочет построить свою Бабу, естественно, под соусом  какого-нибудь, - извините меня, уважаемые инвалиды, вы здесь не причем, - под вывеской  Паралимпийского комитета.

Вижу, вижу - расплодятся «торгсины» и всяческие частники, разрешат бордели и казино и «закатают в асфальт» те самые «каштаны дремучие», выраставшие еще при Вертинском.

Рубль обернется долларом. «Зелень» убьет зелень. (ну, дед - пророк! - комм.)

И будет наш Киев похож на Москву.

И лыс, как лужок, наводящий тоску... 

(неужели он и Лужкова предвидел? - комм.)

Однако, только ли в зелени дело? 

Гг. флоренские, вернадские и др. - неглубоко пашете. Вы определяете «имманентно-киевское», как пограничное: на границе между лесом и степью, Востоком и Западом, землей и водой и пр. и пр. –  Но это очевидно. Наш народ всегда понимал свою срединность. Нам, как, например, китайцам, даже не надо об этом кричать. Мы - выше, и потому нам не обидно - называйте нас, как хотите, хотите – Окраиной – нас не убудет.

Т.е. ноосферный феномен Города лишь на первый взгляд в пограничности. Приглядевшись существенно пристальнее, нетрудно  обнаружить, что киевская пограничность аптекарски уравновешена, парикмахерски облагорожена и обладает всеми признаками медианной пропорции, золотого, например, сечения, гармонии, содержащей тщательно отмеренную неполноту. Волны нашего киевского Днепра-моря тоже ревут и стонут – но в специально отведенный заполночный час. Законы здесь нарушают, но тонко, між крапельками”. Дистанция меж святостию и греховодством так народно сокращена Гоголем, а соседство Бога и сатаны столь интеллигентно мистифицировано и философски осмыслено Булгаковым, что и сейчас, наблюдая  попов, разъезжающих на  «мерседесах», я все чаще задумываюсь  об ангельско-бесовской разрядке и взаимовыгодном сотрудничестве. Именно в Киеве цивилизацию и варварство элегантно смыкает Яростно Мудрый убийца-книгочей. А киевские меценаты так ловко и весело соединяют жажду наживы и  «шару» - просто диву даешься!

А как вам вот это: соотношение русских к украинцам, совпадало в 1913 с соотношением последних к евреям, а тех – к полякам, а тех – к армянам! - формируя золотое национальное  сечение в населении того Киева! И можно привести тысячу примеров, тысячу примеров киевской гармо... (далее оборвано, очевидно - гармо-нии. – комм. Как тут не продолжить! –   только здесь горнее с дольним соединены бесконечной восьмеркой Андреевского спуска. И Лавра привыкла к Бабе с мечом. И банкиры к бомжам.  И готы  – к гопоте…)

Кажется, аксиома… Однако, спросите у меня: А что (или Кто?) обусловило, породило сию гармонию крайностей?

И я отвечу – (вот где настоящее открытие!) – как у нас водится – вопросом на вопрос:  Почему, спросите, в моем и в сознании любого киевлянина две песни Рідна мати моя” и ”Києве мій” живут рядом, поются следом, звучат как одна? А-а? Ответ очевиден – ”Мать городов руських.” Улавливаете?

Да! Именно! Город действует по-матерински! Родит свыше, поит иорданской водой, выпестывает, выкармливает. Там (очевидно, в Израиле – комм.) Он  (очевидно, Господь – комм.) послал своего Сына и воплотился в Нем – в Человеке, а здесь – воплощадился, возеленился, воземлился - (матушка! сыра земля)  - в  Городе.

Да-а... Киев еще называли Мировым. Миров... «Просвет иного мира из оконца здешнего.» (6) Что-то в этом есть. Гончары, кожемяки. Мирные труды, вольготные занятия... Каланча, как символ зевак. Самсон (вы видели нашего Самсона на Подоле?) Какой же он борец-геракл?! - Дантист, цирюльник, философ. Нет в нем ни зла, ни напряжения. Символ мудрости и покоя.

Да-а… Странный и странноприимный город. Всех принимает. И странных, и блудных, и сирот. Сиротство в таком уютном, домашнем городе, как Киев – контрастно вдвойне. И врачуется легче.

Понимаете, почему «Мать городов руських»?

(Вот кто выкормил Кашу и Коку,

Нежно вымесил, вылепил белой Рукой,

Вывел на Гору, дали открыл за Рекой,

Души вычинил добре, нивроку...                             

- стихотворение публикатора)

 Вот почему каждый коренной киевлянин чувствует себя если не городом-побратимом, то уж во всяком случае - неким жилым пространством, которое хочется обустроить и куда затем хочется пригласить,  поводить-обэкскурсить, обкормить, конечно, – чувствует себя ...даже не знаю как... собственным домом-музеем, что ли? «Это – гостиная. Кабинет, т.с. – творческая кухня. А это – балкон моей души. Видите, как далеко видать?»  Подгении помасштабней чувствуют себе парком, Подолом... И лишь Немногие – Городом в целом. Таким Городам нужны жители, зрители, читатели. Но нет гения в отечестве своем. Из Киева уходят, как из дому. Вырастают – и уходят.

 «В Маскву, в Маскву!» Можно подумать, что из-за нее! Бегут не туда, а отсюдова. Из-за Киева. Много ведь пуховского молочка не выпьешь. Не пойдет. Просто вредно. Безлимитная киево-материнская любовь способна и угрожает вырастить пророка. Тогда – беда, военные мемуары. (Хорошо, что типология пророчества не является предметом настоящего исследования. Иначе пришлось бы закабалить себя изучением межконфессиональных конфликтов. Нет! Гениология куда интереснее и безопасней. Впрочем, киевские гении, как ни крути, взращены на горах святых и лысых.  Но об этом – далее. – прим. автора.)

 Итак, третий вывод – все гении рождаются в провинции, а лучшие из них – в Киеве. Поэтому, если вы с Житомира, или другого какого хорошего города, то и ладно, суетиться не надо, киевского и у вас предостаточно. А ежели вы с Москвы, или не дай бог! – с Нью-Йорка – думайте, думать пока что никому не возбраняется.

 Вставка Г. Любовь к родной земле.

     Нас всех тошнит.

                      Хармс

 - Оауу! Оауу! – трубит Ихтиандр о своей первой любви, а меня вдруг переклинивает, я вдруг перестаю ему верить, и меня тошнит.

Бывают минуты, когда я физиологически против любовных излияний, особенно когда изливают душу в любви к Отчизне –  тут уже, знаете, недолго и блевануть.

 Я про «любов до рідної землі», - когда какой-нибудь тракторист или еще хуже, - поэт может часами разглагольствовать «про найкращий в світі чорнозэм, про славетний Дніпро і про садок вишневый коло хаты», а назавтра слить селитру своего вдохновения в озеро, в божественное озерцо в гранитном карьере, слить, и еще, сука, удивляться: «Щось воно погано бэрэ?» – имея ввиду то ли рыбу, то ли русалку, то ли  читателя.

Меня призывают «Любить Украину!» - призывают с экранов, биг-бордов и прочей рекламной дряни, призывают в то время, когда нет уже такого издевательства, такого насилия, которое бы над Городом моим не совершили. И меня мутит и я бегу к унитазу «звать Ихтиандра» или «пугать Ихтиандра» или «кормить Ихтиандра» - студенческий фольклор разных поколений, а образ тот же.

Фальшивая жалость, притворное сочувствие, лживые проявления любви.  И почему-то именно они – «любители Родины» - считают себя вправе судить о качестве, о «щирости» (искренности – укр.), проверяя любовь на национальную принадлежность.

Делается это просто. Сначала – по фамилии. 

«На «ко»? Или на «ський»? Я подкачал, а Сашко Вертинський? И на «ко»! И на «ський»! Появись он сейчас, да с такими нацкорнями… Как думаете, приняла б его наша национальная концертная мафия? Ой, шановни добродии, все вы вопите о    возрождении национального, а поручать, однако, гениям не спешите.

О, он бы возвращал... Вслушайтесь: «Мож-но мне вас тихонь-ко любить?»

Слышите? Безударное нежнейшее «ко», которое обычно звучит стерто, присутствует у А.Н. – именно то самое «ко»,, что в «ко-хаю», в «котику мій»,  в «колисковій»… И пусть пел он по-русски, но корни-то у него Гоголь-Яновские, полтавские, как у Пушкина по бабушке, корни и душа, наполненные тихой, нет! - тихонькой - любовью. И это не ваше - козацко-наглое, беспардонное, не ваше – рекламное и площадное, - о любви не кричат, не вопят. Впрочем, если вы непременно хотите ваше «ко» - извольте, у А.Н. имеется и такое – гнилое, блевотное, публично-мусорное,  – от кокотки и  кокаина... 

А самолет тем временем уже заходил на посадку.  Шанхай.

Глава 4.  Шанхай

 

В российском и украинском консульствах мне повезло. Не сговариваясь,  они «вывели» меня на Веру Хо-Ю, историка, преподавателя языка и литературы в местном университете, эмиграциеведа и гида. Вера повела меня по набережной, «вот Катей-отель, где жил наш Маэстро, вот - Французский клуб, куда хаживал, и  театр Ляйсеум, и Мун-кафе, где представлял, и Авеню Жоффр, и Нанкин-роуд, и Юйюань - (не правда ли, какой чудесный сад?) – а вот и собор, где венчался, здесь будет китайский ресторан – в бывшем православном соборе…»

Мы бродили по городу, как по кладбищу русской (и украинской) эмиграции, и, вы знаете, я не страдал от того, что десятки тысяч наших соотечественников, обжившихся здесь в 30-40-ые, рассеялись по миру, а вместо российской колонии функционирует вэб-сайт. Кого жалеть? Ту самую публику, что освистала старика Шаляпина? Спекулянтов всех мастей? Ресторанную шатию, наподобие «моих мальчиков»? Народ без родины? Да, он кормился от них и презирал. Нормальная богемная реакция.  

- Эмиграция – слово текучее. Нерусское. Цыганское. Потёк за ними. Румыния. Германия. Париж… И вот теперь - зовут в Шанхай…

-  В Шанхае – 25 тысяч наших, – писали ему друзья. - Но дело не в количестве, а в том, что едут, надеются, пробуют, теряют – и едут дальше, в Европу, Штаты, Австралию, а кое-кто и в Россию… Пойми, Саша: не ты – за ними, а они… Всё новые волны, новый зритель. Слышишь, Саша, да ты слышишь, что говорю?!



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 0




Мітки / теги
Александр_Бирштейн :: Александр_Володарский :: Алексей_Курилко :: Анна_Порядинская :: Виктор_Некрасов :: Віта_Пахолок :: Владимир_Спектор :: Вячеслав_Рассыпаев :: Вячеслав_Слисарчук :: Евгений_Черняховский :: журнал_"Радуга" :: Инна_Лесовая :: клуб_"Экслибрис" :: клуб_«Экслибрис» :: Марианна_Гончарова :: Михаил_Юдовский :: Никита_Дубровин :: объявление :: обэриуты :: оголошення :: поезія :: поэзия :: путешествия :: Риталий_Заславский :: рассказ :: рецензия :: Сергей_Черепанов :: стихи :: стихотворения :: Ян_Таксюр

Новини

анонси, повідомлення

Дорогие друзья - читатели журнала "Радуга"!

От Вас зависит, каким быть журналу в 2016 году.

В такое непростое для всех время нам необходима любая Ваша помощь: и словом, и делом.

Просим Вас не забыть подписаться на наш журнал.

Каждого подписчика, пришедшего в редакцию
(ул. Б. Хмельницкого, 51-А), ждёт подарок!

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395.

Пишите нам, мы всё прочтём: rdga1927@gmail.com
Надеемся на плодотворное сотрудничество с Вами!


Передплатіть наш журнал

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395
rdga1927@gmail.com



Школа-студия театра КХАТ
ВСЕМ, кто хочет найти себя, явить миру свои скрытые таланты, научиться красиво говорить, правильно презентовать себя в обществе, преодолеть боязнь публичных выступлений, научиться перевоплощаться в других людей, получить мастер-классы от ведущих актёров  театральной сцены, подготовиться к поступлению в театральные ВУЗы и бесплатно посещать все спектакли уникального театра в Киеве, поможет ШКОЛА - СТУДИЯ ТЕАТРА КХАТ!
Внимание! Объявляется ПЕРВЫЙ набор в Школу-Студию Театра КХАТ! Художественный руководитель курса - актёр Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки, главный режиссёр театра КХАТ, опытный педагог мастерства актёра, заслуженный артист Украины Виктор Кошель. Полная программа обучения включает: первые 3 месяца - подготовительные актёрские курсы, курсовой спектакль в конце первого года обучения, дипломный спектакль в конце второго года обучения, бесплатное посещение всех спектаклей театра, на втором году обучения выход на сцену в спектаклях театра, работа с ведущими мастерами  сцены. Прекратить обучение можно в любой момент, когда вы сочтёте, что получили достаточное количество знаний и навыков. 
Стоимость обучения для подростков и взрослых - 1000 гривен в месяц. До 1 декабря проходит акция для первых 10-ти поступающих скидка - месячный абонемент - 650 гривен. Оплата помесячная. Пробное занятие -150 гривен.

С надеждой на плодотворное сотрудничество Катарина, Виктор и Театр КХАТ :)

Мої Фото

Календар
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
         
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ОБОЗ.ua