журнал "Радуга"

проза, поезія, літературний погляд, рецензії, галерея

logo-rs4g2.jpg

Марина Туманова. Прогулки по Киеву

”Удивительный город! – восклицал он и добавлял: Не-ве-ро-ят-ный!..” Ах, как он любил Киев! И он же с горечью и тоской писал:

Но как душен мне ворот 
у ворот Золотых!..


Душно, невыносимо душно было ему в местной литературной, вернее около-литературной среде, и не раз – и в молодые годы, и в более зрелые, и позднее – он всерьез подумывал о переезде в Москву, где, конечно же, тоже всегда хватало своих проблем, своих ”радостей”, но, по крайней мере, не было провинциальной спеси, провинциальной пошлости и глупости.

Так и не уехал. Разные возникали помехи – семейные, житейские, материальные, еще какие-то – но, думается, главная всё же была в другом: он любил Киев, как мало кто любит свой родной город, – всем сердцем, всею кровью, всею памятью, и оторваться от него не мог, этот город был его судьбой. Риталий Заславский родился, жил и умер в Киеве.

Он прекрасно знал его историю, древнюю и новейшую, с её загадками и мифами, светлыми тайнами и тёмными вымыслами, не просто знал – чувствовал её, ощущал, осязал.

Над временем злым и весёлым,
над скопищем лет и невзгод,
над синим и сонным Подолом –
Андреевской церкви полёт.

Над прошлым, печальным и пошлым,
над всем, что томит и влечёт, 
над бывшим – и всё же не прошлым –
Андреевской церкви полёт.

Ушли навсегда очевидцы, 
и память, наверное, врёт...
И только по-прежнему длится 
Андреевской церкви полёт.

Всё в этих стихах завораживает и потрясает: интонация, взгляд сквозь века и – видeние парящего храма!..

”Я должен поводить вас по Киеву!” – говорил он приезжему гостю, и те, кому выпало это удовольствие – прогулка по киевским улицам с таким гидом, – сами себе завидовали: экскурсоводом Риталий Зиновьевич был замечательным. Он почти бежал: скорей, вот здесь, сейчас, вы увидите!.. – и словно сам торопился увидеть то, о чём собирался поведать, чем хотел поделиться немедленно. ”А вот здесь!..”

Этот город, как загадка, 
этот город, как разгадка, 
он опять меня настиг, 
город-век и город-миг.<

Что-то было ему бесконечно дорого и мило, что-то – горько-памятно, что-то заставляло его голос восторженно звенеть, о чем-то он рассказывал, как о забавном курьёзе, о чём-то – едко, беспощадно, оскорблено: он не терпел никаких имитаций, подделок, безвкусицы, лжи.

Великой его болью до последнего часа оставался Бабий Яр. И сама трагедия, и непрекращающаяся циничная возня вокруг неё.

Не забывайте о печали, 
о речке узенькой Сырец, 
о том, что помнилось в начале 
и позабылось под конец.

Не прихожу сюда, как в гости, 
а тут живу. Да и умру...
Ещё недавно чьи-то кости 
ручей здесь вымыл поутру.

А нынче...

Сюда, в Бабий Яр он обязательно приводил близких ему людей, чтобы показать, рассказать то, что знал, видел своими глазами сразу после войны и чему свидетелем был потом... Здесь он становился другим, шел медленно, тяжело, говорил сдавленно, глухо, но страстно и обличающе-непримиримо.

Он никогда ничего не писал по случаю, был вне этой, да и любой иной суеты. И киевская топонимика вошла в его строки непроизвольно, естественно, непринуждённо: ”мономахово предместье”, Подол, Сырец, Русановка, Отрадный, улицы, улочки, переулки... Просто потому, что так было.

По крутизне 
Андреевского спуска
бежит ручей, 
поблескивая тускло...

Ходит старик по Владимирской горке, 
век доживает ни сладко, ни горько...

Переулок Десятинный
весь опутан паутиной...

До встречи в сентябре,
до встречи, встречи, встречи... 
Горят каштанов свечи 
на Байковой горе...

Он никогда ничего не придумывал, и в жизни, и в творчестве главным критерием для него была подлинность всех движений души.

Теперь, когда я прихожу на Байковое и медленно поднимаюсь в гору, меня ведёт его голос:

...Не торопясь, ступай, 
где этих мертвых тыщи... 
На Байковом – бай, бай, 
старинное кладбище...

...Вот Первомайский, вот 
дружочек мой, Пидпалый.
Направо поворот, 
здесь крюк ещё немалый...

Вот и пришли. Выше только небо. Просторное, распахнутое.

Мне в киевской земле успокоенье будет. 

Она меня, уснувшего, разбудит.

Давно подмечено, что настоящая поэзия всегда пророчество...

7 октября 2004 г.


Риталий ЗАСЛАВСКИЙ
/ Киев / 

* * *
Россию что марать! 
Чужая и моя. 
Уеду умирать 
в заморские края.

Ни разу не всплакну. 
К чему теперь печаль? 
Но подойду к окну 
и молча гляну вдаль.

Увижу: вон она 
за тридевять земель, 
хотя и не видна, 
но видится отсель.

Вон, вон берёза там, 
и дуб, и граб, и ель. 
По всем родным местам 
с утра метёт метель.

Я знаю, там не рай, 
скорее даже ад. 
Но тянет в этот край –
так хочется назад.

Боюсь я этих тем –
коснёшься и беда! 
Приеду... А зачем? 
Уеду... А куда?

1991


* * *
Пора кончать вертушку эту. 
Ну, пожил. Хватит!
Чёрт возьми,
меня и так сживут со свету, 
опять не лажу я с людьми, 
опять рассорился с собою, 
опять рассорился с тобой... 
И веет всё вокруг судьбою, 
с которой бесполезен бой.

1997


* * *
Приближается памятный месяц декабрь, 
он кружится и скачет, нелепый дикарь, 
он под бубен о чем-то по-волчьи поет, 
и холодной землёй забивается в рот.

Я как будто не трус, даже, может быть, храбр,
но повеет в лицо безнадёжно декабрь,
и такая печаль, и такая тоска,
будто жизнь позади, хоть и смерть не близка...

13 декабря 1983 


* * *
Не щадила нас эпоха, 
жили мы отменно плохо, 
а порой и ничего, 
сохранив летучесть вздоха, 
тайной мысли торжество.

1987


* * *
Последний сентябрь на исходе, 
последние листья летят, 
они над землёй хороводят, 
коснуться ее не хотят. 
Такое глухое ненастье 
в последней моей стороне... 
Последние мысли о счастье 
скользят напоследок во мне.

20 сентября 1987


* * *
От меня отходят постепенно 
все, кого я в жизни не любил, 
все, кому от века знал я цену, 
все, кому я втайне не был мил.

Выплыло наружу. С жару, с пылу. 
Перешло последнюю черту. 
Видно, притворяться не под силу, 
видно им уже невмоготу.

Я такой-сякой, чужой, колючий, 
неудобный (как счищают ржу), 
от меня подальше, видно, лучше, 
мало ли чего ещё скажу.

Отошли, куда-то ускользнули, 
усмехаясь мерзостно и зло 
(лишь слова, похожие на пули, 
долетают, плющась о чело).

Отошли, исчезли, слава Богу, 
ни общений, ни звонков, ни дел... 
”Выхожу один я на дорогу...” –
только и подумать я успел.

1995


* * *
Стал я тихим, стал я робким, 
вечность вижу, вижу даль. 
Все мои дороги топки, 
все пути – одна печаль.

Что налево, что направо –
всё куда-то не туда. 
Обо всём сужу я здраво, 
знаю: рядышком беда.

Пережить бы эту лето, 
хоть во сне, хоть наяву. 
Ты к тому же где-то, где-то, 
значит, не переживу.

2 мая 1999


Відкрити Коментарів 1

Моисей Гойхберг. Риталий Заславский - каким знаю его

Врачебная профессия постоянно сталкивает меня с разными людьми. Одни запоминаются надолго, другие не оставляют в памяти следа. По-всякому бывает.

Риталий Заславский сразу же пришелся мне по душе. Приятная улыбка. Умные, добрые, все понимающие глаза.

В этот день он был последним посетителем моего кабинета — и так вышло, что мы ушли из поликлиники вместе. Слово за слово, беседа наша не прекращалась. Уже и вечерние огни зажглись, и поток машин стал иссякать, а мы все говорили, говорили... О чем? Да о многом: о литературе, о ситуации в мире, просто о жизни. Взгляды часто совпадали — и это сближало нас. Когда мы, наконец, стали прощаться, Риталий Зиновьевич расстегнул портфель и вынул свою книгу со звучным аллитерированным названием «Топал тополь в Мелитополь»: «Вот вышло недавно детское избранное. Может быть, вашей внучке пригодится?» Еще как пригодилось!

Мы стали встречаться, гулять в Ботаническом саду — и, естественно, моя библиотека постепенно пополнялась новыми сборниками стихотворений поэта. Порой невольно удивлялся: «Как много написано им!». Подумать только — Риталий Заславский — автор ста книг! Это и тонкая лирика, лирика, лишенная дешевой броскости, столь модной теперь, по-настоящему глубокая и трепетная, и книги переводов с шестнадцати языков, и печальная повесть «Тяпа», переведенная даже на японский, и литературные записи — всего не перечислить.

А кроме того, Риталий Заславский неутомимо ищет, находит и издает рукописи талантливых людей, которые — по разным общественным или личным причинам — не были замечены при жизни. Чего стоят хотя бы публикации шести книг Людмилы Титовой, прекрасной поэтессы, которой потом посвятила целую страницу московская «Литературная газета»!

Можно вспомнить и книги Михаила Марченко, и Ольги Анстей, и Ольги Веригиной!

А идишистская детская антология «Непослушные ноги»! А стихи погибшего на войне молодого идишистского поэта Волько Редько, переведенные Риталием Заславским совместно с московской поэтессой Мариной Тумановой!

Риталий Заславский не только поэт и переводчик: у него скопилось столько неизданной прозы: и рассказы, и повести, и воспоминания о писателях! Бывало, спросишь его: «Почему вы не публикуете все это?» А он только рукой махнет: «Успеется. Еще Пушкин сказал: «Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величаво». И, помолчав, добавлял: «Вот издам шеститомник избранных стихотворений, а тогда уж и прозой займусь вплотную. Еще 14 томов!» Иногда думаю: «Шутит он или всерьез?» И, зная его, понимаю: всерьез! Ведь он же совсем недавно читал отрывки из книги о поездке в Израиль, и очерковую повесть о Париже, и рассказы для детей.

У него много литературных увлечений. В последние годы, например, одна за другой вышли три антологии: «Сто поэтов о Пушкине», «Сто русских поэтов о Киеве», «Сто поэтов о любви». Эти антологии не просто собрание любимых стихотворений, они еще снабжены тщательно продуманными вступительными статьями автора и подробными примечаниями. Прочитав их, многое узнаешь и видишь по-другому. Сколько же нужно переворошить специальной литературы, сколько знать самому, чтобы составить такой комментарий!

Сейчас в работе четвертая антология «О братьях наших меньших». Эта тема для Риталия Заславского тоже не случайна. Он — давний член Общества защиты животных, член президиума этого горемычного общества и просто человек, душа которого всегда полна сострадания ко всему живому. В районе, где он живет, уличным кошкам и собакам, наверное, чуть полегче, чем в других местах города. Каждый день, невзирая на погоду и самочувствие, Риталий Заславский обходит только одному ему известные закоулки и кормит этих бездомных бедняг, помогая им пережить зиму и другие невзгоды. Не зря, видно, на одном из поэтических вечеров профессор Юрий Шанин сострил: «Если бы бездомным животным Киева разрешали избирать депутатов в Верховную Раду, все они единогласно проголосовали бы за поэта Риталия Заславского!».

Риталию Заславскому, хочу сказать и об этом, присуща какая-то врожденная скромность:

Быть на виду всегда намного проще,
но подлинное прячется в тени.

К счастью, такая работа, в конце концов, не может остаться незамеченной. И, вероятно, не случайно молодая немецкая исследовательница русской литературы Яна Шмидт с успехом защитила в Лейпцигском университете диссертацию о творчестве Риталия Заславского.

И еще одна черточка юбиляра. Риталий Заславский при малейшей возможности приобщает людей к литературным занятиям. Вот и меня приобщил: «Вы прошли войну, столько видели как врач и человек! Почему бы вам не попробовать рассказать об этом? Еще Горький сказал: «Каждый человек может написать хотя бы одну хорошую книгу — книгу о себе». «Но у меня нет литературного опыта», — возразил я. «Ничего, я помогу вам». И помог, не жалея ни времени, ни сил, Не только мне. И Евгению Якеру, и Леониду Иосипову.

Книга «Что запомнилось...», объединившая воспоминания о страшных событиях военных лет, вышла.

Все, что делает Риталий Заславский, он делает основательно, прочно, добротно. Он никому не подражает, ни на кого не похож, ни с кем не соревнуется, не стремится кого-то догнать или перегнать. Он сам по себе. Стоит особняком — и в жизни, и в поэзии.

__________

* Взято из: http://www.jewukr.org/observer/eo2003/page_show_ru.php?id=15300


Відкрити



Мітки / теги
Александр_Бирштейн :: Александр_Володарский :: Алексей_Курилко :: Анна_Порядинская :: Виктор_Некрасов :: Віта_Пахолок :: Владимир_Спектор :: Вячеслав_Рассыпаев :: Вячеслав_Слисарчук :: Евгений_Черняховский :: журнал_"Радуга" :: Инна_Лесовая :: клуб_"Экслибрис" :: клуб_«Экслибрис» :: Марианна_Гончарова :: Михаил_Юдовский :: Никита_Дубровин :: объявление :: обэриуты :: оголошення :: поезія :: поэзия :: путешествия :: Риталий_Заславский :: рассказ :: рецензия :: Сергей_Черепанов :: стихи :: стихотворения :: Ян_Таксюр

Новини

анонси, повідомлення

Дорогие друзья - читатели журнала "Радуга"!

От Вас зависит, каким быть журналу в 2016 году.

В такое непростое для всех время нам необходима любая Ваша помощь: и словом, и делом.

Просим Вас не забыть подписаться на наш журнал.

Каждого подписчика, пришедшего в редакцию
(ул. Б. Хмельницкого, 51-А), ждёт подарок!

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395.

Пишите нам, мы всё прочтём: rdga1927@gmail.com
Надеемся на плодотворное сотрудничество с Вами!


Передплатіть наш журнал

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395
rdga1927@gmail.com



Школа-студия театра КХАТ
ВСЕМ, кто хочет найти себя, явить миру свои скрытые таланты, научиться красиво говорить, правильно презентовать себя в обществе, преодолеть боязнь публичных выступлений, научиться перевоплощаться в других людей, получить мастер-классы от ведущих актёров  театральной сцены, подготовиться к поступлению в театральные ВУЗы и бесплатно посещать все спектакли уникального театра в Киеве, поможет ШКОЛА - СТУДИЯ ТЕАТРА КХАТ!
Внимание! Объявляется ПЕРВЫЙ набор в Школу-Студию Театра КХАТ! Художественный руководитель курса - актёр Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки, главный режиссёр театра КХАТ, опытный педагог мастерства актёра, заслуженный артист Украины Виктор Кошель. Полная программа обучения включает: первые 3 месяца - подготовительные актёрские курсы, курсовой спектакль в конце первого года обучения, дипломный спектакль в конце второго года обучения, бесплатное посещение всех спектаклей театра, на втором году обучения выход на сцену в спектаклях театра, работа с ведущими мастерами  сцены. Прекратить обучение можно в любой момент, когда вы сочтёте, что получили достаточное количество знаний и навыков. 
Стоимость обучения для подростков и взрослых - 1000 гривен в месяц. До 1 декабря проходит акция для первых 10-ти поступающих скидка - месячный абонемент - 650 гривен. Оплата помесячная. Пробное занятие -150 гривен.

С надеждой на плодотворное сотрудничество Катарина, Виктор и Театр КХАТ :)

Мої Фото

Зміст сторінки

RSS: Риталий_Заславский
ОБОЗ.ua