журнал "Радуга"

проза, поезія, літературний погляд, рецензії, галерея

logo-rs4g2.jpg

«Обэриутыиты»; часть первая

Сценарий  литературно-музыкального вечера по стихам и прозе, письмам и дневникам обэриутов

 Организаторы - журнал «Радуга», Дом ученых  НАН Украины

Идея, сюжет, текст рассказчика 
Сергей Черепанов при участии Натальи Высоцкой, Ефима Гофмана,
Евгения Черняховского.

Тексты Даниила Хармса, Николая Олейникова, Александра Введенского, Константина Вагинова, Николая Заболоцкого, Евгения Шварца, Игоря Ткачева  подобраны Сергеем Черепановым, Натальей Высоцкой,  Евгением Черняховским.

Поскольку представление относится к жанру «журфикса» или «капустника», допущены сокращения и вольный пересказ.

В скобках даны комментарии.

 Музыкальное оформление, подбор и исполнение песен: Ефим Гофман (рояль, вокал), Николай Чернявский и  Елена Рябинская (гитара), Александр Харакондя (вокал).

 Исполнители: все поименованные выше.

 (далее по тексту имена исполнителей приведены по первой букве:

Н - Наташа, Е - Евгений, С - Сергей, Ф - Фима, К - Коля, Л - Лена, А - Александр)

1-е отделение

Звенит колокольчик.

 

Е-Здравствуйте!

С-Здравствуйте!

Ф-Здравствуйте!

Н -Здравствуйте!

Н. - Какое замечательное слово! Особенно первые буквы - фонема «здр»  - будто сейчас раздираем пелену между нами - актерами и зрителями, между авторами и читателями, между людьми, нациями, поколениями. И  все вместе  тут же вдыхаем свежий  воздух общения - авст! Авст! - задыхаясь от полноты чувств - и пожеланий дальнейшего радостного бытия - уйте! Уйте! Авствуйте! Здравствуйте!

Все. - Здравствуйте!

 

С.

- Ах! Как много можно узнать, раздевая слово, снимая с него не только жакет и кофточку, но может быть и пояс с чулочками... Обнажая его истинное, его суть...

Ф.

- А если и кожу, и скальп, добираясь до внутренностей, до костей и нервов,  до боли, расчленяя?! Вывисекторы! Вы - вивисекторы!

Е.

- Что вы! Что вы! Слову не больно! А если и больно - то это боль нового рождения! Слово мечтает возрождаться в новой форме и новом значении! 

Ф.

- Вы уверены?

С.

- Мы - уверены! - заявляли обэриуты. Слово должно стать плотью! В этом суть реального искусства и цель нашего ОБЭРИУ - объединения реального искусства!

 

Ф. (рояль) Мини-попурри - авангард 20-х (несколько музыкальных фраз) 

 

Н.

- Сидели на железных неокрашенных кроватях безумные юноши. Один поблескивал пенсне. Другой пел птичьим голосом свое стихотворение. Третий ударял в такт ногой.

Посередине сидела их общая жена - педагогичка второго курса.

 

Е.

Мысли мысли мысли мысли

Мы физически прокисли

Давит нас большой объем

С математикой вдвоем

А они и там и тут

Бессловесные растут

                                      

 

С.

(Бессловесные мысли?? - интересно!)

Неужели так всесильны

Е. Да по чести вам скажу

Я допустим из красильной

Нынче утром выхожу

Относил туда свой фрак

Чтоб он мне напомнил мрак

По земле едва шагаю

За собой не успеваю

А они вдруг понеслись

Мысли - я сказал - вы рысь!

Мысли вы быстры как свет

Но услышал я в ответ:

Голова у нас болит

Бог носиться не велит

Мир немного поредел

И в пяти шагах предел 

С.

Чем же думать?

Чем же жить?

Что же кушать?

Что же пить?

Ф.

Кушай польку

Пей цветы

Думай столько

Сколько ты...

 

Е, Н, С

- Кушай польку

Пей цветы

Думай столько

Сколько ты...

 

Ф. (рояль) - наигрывает польку, переходящую в цирковой марш

 

Н.

 - На узкий карниз Дома печати, высоко над Невским, не боясь свалиться и разбиться насмерть, выходит Даниил Хармс - Он проходит по карнизу, попыхивая трубкой и, обращаясь к толпе, то и дело выкрикивает:

(Все.) - Все на вечер О-БЭ-РИ- утов! - и медленно идет обратно.

 

Е.

- И рядом с ним над пропастью города, на узкой полоске карниза  вижу я Александра Введенского и Николая Олейникова, Дойвбера Левина и Константина Вагинова, Николая Заболоцкого, Александра Туфанова, Леонида Липавского, Якова Друскина, Игоря Бахтерева, Евгения Шварца ...Пожалуйста, запомните эти имена...

 

С. С.

Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев

Однажды гуляли в дремучем лесу

Фадеев в цилиндре, Калдеев в перчатках

А Пепермалдеев  с  ключом на носу

 

Над ними по воздуху сокол катался

В скрипучей тележке с высокой дугой

Фадеев смеялся, Калдеев чесался

А Пепермалдеев легался ногой.

 

Но вдруг неожиданно воздух надулся

И вылетел в небо горяч и горюч

Фадеев подпрыгнул, Калдеев согнулся

А Пепермалдеев схватился за ключ.

 

Но стоит ли трусить, подумайте сами

Давай мудрецы танцевать на траве

Фадеев с картонкой. Калдеев с часами

А Пепермалдеев с кнутом в рукаве.

 

И долго подобные игры затеяв

Пока не проснуться в лесу петухи

Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев

Смеялись хаха, хохохо, хи-хи-хи!

 

Е.

- Ну что это такое?!  Заумь! Формализм!                                                                                             

Ф.

- А вы знаете, что Калдеев -  это  дворник - того дома, где  жил Хармс, он был понятым при обысках дважды: в 1931 и 1941. 

Н.

- При чем здесь дворник! Это не стихи, а галиматья! Безумие!

Е.

-Бессмыслица!

 

К.  (А.Мирзаян, по стихам Д.Хармса)

Вода в реке журчит прохладно,

и тень от гор ложится в поле,

и в небе гаснет свет, и птицы

уже летают в сновиденьях...

А дворник с черными усами

всю ночь стоит под воротами,

и чешет грязными руками

под грязной шапкой свой затылок.

 

А в окнах слышен крик веселый,

и топот ног, и звон бутылок, -

Крик веселый - топот ног...

Звон бутылок - топот ног...

Крик веселый - топот ног...

Звон бутылок...

Проходит день, потом - неделя,

потом года проходят мимо, -

и люди стройными рядами

в своих могилах исчезают...

 

А дворник с черными усами

 года стоит под воротами

и чешет грязными руками

под грязной шапкой свой затылок.

 

А в окнах слышен крик веселый,

и топот ног, и звон бутылок, -

Крик веселый - топот ног...

Звон бутылок - топот ног...

Крик веселый - топот ног...

 

Звон бутылок...


Луна и Солнце побледнели,

созвездья форму изменили,

движенье сделалось тягучим,

и время стало, как песок...

 

 А в окнах слышен крик веселый,

и топот ног, и звон бутылок,

и топот ног, и звон бутылок...

 

А дворник с черными усами

опять стоит под воротами,

и чешет грязными руками,

и чешет грязными руками...

 

 

Е.-

- Вот именно! Бес-смыс-ли-ца!

 

С.

- Да, бессмыслица! - потому что абсурд есть в самой жизни, поэтому мы реалисты! 

 Литература более реальна, чем этот распадающийся ежеминутно мир.

Мы хотим, чтобы поэзия не только производила словесное чудо, а чтобы она сама была настоящим чудом.

Вы увидите, - божественное безумие посрамит человеческую мудрость!

 

Ф. - наигрывает «Чижика-пыжика»

 

Ф.- Придумайте название! Придумайте название!

К.- Чего? Чему? - (выкрикивают из зала).

Ф. - Ну уж наверное не «Чижику-пыжику»... Когда знаешь чему - это легче легкого и проще простого. Вы придумайте - так!

К.- Хорошо! -  - Ныпырсытет! Ны-пыр-сы-тет!

- Ха! - кричат  со сцены Е. И Ф. - Не подходит!

К.- Почему?!

Ф.- Некрасиво!

Е. - Ужасно! Безобразно!

 

К.- Ерунда! Искусство должно быть правдиво, а не красиво. Долой! Вон со сцены! Ганьба!

 

Н.

-Вчера в доме печати происходило нечто непечатное. Насколько развязны были обериуты, настолько фривольна была и публика. Свист, шипенье, выкрики, вольные обмены мнений с выступающими. 

 

Е.

- Реакционное жонглерство! Вылазка литературных хулиганов! Позор! Геть! Ганьба!

Н.

- Красная газета, год 1928...

 

Таких вечеров было совсем немного. Печатать их вот-вот перестанут, разве что у Маршака - один-два детских стишка. Но, кажется,  их  это совсем не беспокоило? Молодость! Ах, молодость! А вокруг - бурлит новая жизнь, новый быт, НЭП - А  вокруг -  укрепляется и матереет Советская власть!

 

С.

Вошла Елизавета

В большой прекрасный дом

Центрального Совета.

Вошла с открытым ртом.

Е.

- Я всегда симпатизировал центральным убеждениям. Даже когда нэп вводили, я не сопротивлялся. Нэп так нэп - вам видней.

 

Ф.- Кокоша Шляпкин нарисовал портрет Ильича, вставил в медальоны и комсомолкам на базаре предлагает!

 

С. - А что?! В настоящее время каждый имеет свое право!

 

Е. - НОВЫЙ БЫТ

 

Н.

- Вдоль стены стояли бывшие дамы, предлагая:

- одна - чайную ложечку с монограммой,

- другая - никуда не годное боа

- третья - тряпичную куколку собственного изделья.

- та седая старуха - свои волосы, выпавшие еще в ранней юности и собранные в косичку,

- а эта - сравнительно молодая - сапоги, довольно поношенные, своего умершего мужа.

 

Ф.- За забором долго бранились и плевались. Слышно было, как кому-то плюнули в рот.

 

Ф. (рояль) импровизация  по темам шлягеров 20-х («Кирпичики» и пр.)

 

Е. -

Из записок старого аптекаря

5.

Как хорошо, что дырочку для клизмы
имеют все живые организмы!

7.

Один известный врач
Перед обедом кушал "спотыкач".
И что ж вы думаете? У того врача
Всегда была прекрасная моча.

9.

В истории имеются примеры,
Как от болезней гибнут маловеры.
А вот поди ж ты! И до сей поры
Иной не верит в пользу камфары!

11.

Дай хоть йоду идиоту -
не поможет ни на йоту.

12.

О, сколь велик ты, разум человека!
Что ни квартал - то новая аптека!

 

 

Ф. (рояль) продолжение  импровизации  по темам шлягеров 20-х

 

Н.

- Четыре иллюстрации того, как новая идея огорашивает человека к ней неподготовленного 

I
С. ПИСАТЕЛЬ: Я писатель!
К. ЧИТАТЕЛЬ: А по-моему, ты г…о!
С.(Писатель стоит несколько минут, потрясенный этой новой идеей и падает замертво. Его выносят.)
II
Ф. ХУДОЖНИК: Я художник!
К. РАБОЧИЙ: А по-моему, ты г…о!
Ф.(Художник тут же побледнел, как полотно,
И как тростиночка закачался,
И неожиданно скончался, Его выносят.)
III
Е.КОМПОЗИТОР: Я композитор!
К.ВАНЯ РУБЛЕВ: А по-моему, ты г…о!
Е.(Композитор, тяжело дыша, так и осел.
Его неожиданно выносят.)
IV
Н.ХИМИК: Я химик!
К.ФИЗИК: А по-моему, ты г…о!
Н.(Химик не сказал больше ни слова и тяжело рухнул на пол

 

Е. - Человек обыкновенный вдыхает воздух хороший, а выдыхает - смрад.  Поэт должен поступать совершенно противоположным образом.

 

С.

Неудачный спектакль

На сцену выходит Петраков-Горбунов, хочет что-то сказать, но икает. Его начинает рвать. Он уходит.

Выходит Притыкин.

Притыкин. Уважаемый Петраков-Горбунов должен сооб... (его рвет и он убегает)

Выходит Макаров.

Макаров. Егор... (Макарова рвет. Он убегает)

Выходит Серпухов.

Серпухов. Чтобы не быть... (Его рвет.Он убегает.)

Выходит Курова.

Курова. Я была бы... (Ее рвет. Она убегает)

Выходит маленькая девочка.

Маленькая девочка.

Папа просил передать вам всем, что театр закрывается. Нас всех тошнит!

Занавес.

 

Е.

-  Им не нравится Советская власть?! Они ненавидят борьбу, которую ведет пролетариат.

Ф.

-Это поэзия чуждых нам людей, поэзия классового врага.

Это вредительство в области литературы!

Е.

- Это контрреволюция, которой надо дать решительный отпор!

 

Н.

- В конце 1932 года Хармс и Введенский вернулись из ссылки и общение обериутов возобновилось. Да, публичных выступлений уже не было и быть не могло, но философско-эстетический и этический диалог продолжался. Собирались на квартире у Друскина или у Липавских. Читали. Дружили. Влюблялись.

 

Е.

- Влюблялись? Обериуты - типичные женоненавистники и извращенцы! Похабщина, мерзость, отвратительные сравнения!

Ф.

- Вот-вот! Именно! Сравнить женщину с - блохой, с мухой?? Пошляки! Мерзавцы!

 

С. Я муху безумно любил!

Давно это было, друзья,

Когда еще молод я был.

Когда еще молод был я.

 

Бывало, возьмешь микроскоп.

На муху направишь его —

На щечки, на глазки, на лоб,

Потом на себя самого.

 

И видишь, что я и она,

Что мы дополняем друг друга,

Что тоже в меня влюблена

Моя дорогая подруга.

 

Кружилась она надо мной.

Стучала и билась в стекло,

Я с ней целовался порой,

И время для нас незаметно текло.

 

Но годы прошли, и ко мне

Болезни сошлися толпой —

В коленках, ушах и спине

Стреляют одна за другой.

 

И я уже больше не тот.

И нет моей мухи давно.

Она не жужжит, не поет,

Она не стучится в окно.

 

Забытые чувства теснятся в груди,

И сердце мне гложет змея,

И нет ничего впереди...

О муха! О птичка моя!

  

Ф. (рояль) Доницетти.


Мітки / теги: обэриуты
Відкрити

«Обэриутыиты»; часть вторая

С.

- Дорогая Элеонора Александровна!

Я люблю Вас. Я вчера даже хотел Вам это сказать, но Вы сказали, что у меня на лбу всегда какая-то сыпь и мне стало неловко. Но потом, когда вы ели редьку, я подумал: Хорошо, у меня лоб. Но зато ведь и Вы не богиня.

Это я только подумал. А на самом деле Вы - богиня - стройная, высокая и совершенно неоцененная!

А ночью я натер лоб политурой и подумал: «Как хорошо любить богиню, когда сам бог.» Так и уснул.

 

Ф.

- Почему я люблю зиму.

Мне нравится раздевать женщин.

Зимой они носят больше одежд, чем весной, летом или  осенью.

Зимой их приходится раздевать дольше.

А мне нравится раздевать женщин.

Поэтому я люблю зиму

 

А. Аристократка (А.Суханов, по стихам Н.Олейникова)

 

Тянется ужин, плещет бокал,

Пищей загружен я, воспылал,

Вижу, напротив дама сидит,      |

Прямо не дама, а динамит.       | 2 раза

 

Гладкая кожа, ест не спеша,

Боже мой, Боже, как хороша.

Я поднимаюсь и говорю -                 |

Я извиняюсь, но я горю.                 | 2 раза

 

Я не весталка, мой дорогой,

Разве ж мне жалко, Боже ж ты мой! -

Гладкая кожа, ест не спеша,

Боже мой, Боже, как хороша.

Я поднимаюсь и говорю -                 |

Я извиняюсь, но я горю.                 |  2 раза

 

С.

- Дорогая Клавдия Васильевна. Это письмо должно быть из трех частей.

И первая часть - нежная. Ибо поистине мое отношение к Вам достигло нежности удивительной. Я бесконечно нежно к Вам отношусь, и думаю об этой нежности все время.

Е- А теперь переходим к части второй - игривой. Как просто после нежной части, требующей всей тонкости душевных поворотов написать часть игривую, нуждающуюся не столько в тонкости душевных поворотов, сколько в изощренном уме и гибкости мысли! Поэтому, воздерживаясь от красивых фраз, восклицаю: - Дорогая Клавдия Васильевна! Как я рад, что Вы уехали в Москву, ибо останься Вы здесь, я бы влюбился в Вас и забыл все вокруг.

Ф.

- Пользуясь полной удачей и не желая портить впечатление, оставленного второй частью, быстро перехожу на часть третью.

- Жизнь! Жизнь-то! Как вздорожала! Лук порей на рынке стоит уже не 30, а 35 и даже все 40 копеек!

 

А. Счастливец (Романс Е.Гофмана на стихи Н.Заболоцкого)

Есть за Пресней Ваганьково кладбище,

Есть на кладбище маленький скит,

Там жена моя, жирная бабища,

За могильной решеткою спит


Целый день я сижу в канцелярии,

По ночам не тушу я огня,

И не встретишь во всем полушарии

Человека счастливей меня!

 

Ф. (вокал, рояль) исполняет песню на мотив «В нашем доме поселился замечательный сосед» на стихи Фирфафуся Гомина  Песня прерывается речитативом Е.

 

Ни одна в меня красотка

Не бывала влюблена.

Вдруг нежданная находка:

Фирфафуся Гомина!

 

Сам не знаю, что случилось,

И не знаю, кто она,

Только знаю, что влюбилась

Фирфафуся Гомина.

 

То письмо ко мне напишет,

То летит ко мне сама.

В ухо мне желаньем дышит

Фирфафуся Гомина.

 

Опустив устало веки,

Шепчет в ухо мне она:

«Я твоя, твоя навеки

Фирфафуся Гомина!»

 

Е.- Я же мощною рукою

Отстраняю прочь ее,

Прикрываю х.. ногою,

Восклицая: «Не твое!»

 

А она: «Ты мне отрада!

Я твоя, твоя навек!»

Я кричу: «Оставь! Не надо!

Я женатый человек!»

 

А она: «Женат! Авось ли?

На! Возьми! Употреби!»

Я кричу: «Возьмешь, а после

Не докажешь alibi!

 

И зовут тебя паскудно.

Есть же лучше имена.

Даже выговорить трудно:

Фирфафуся Гомина.

 

Ну тебя! Пошла в болото!»

И, поддав ее ногой,

Прямо в дверь без поворота

Вышиб вон. Вот я какой!

 

Да, я вел себя примерно,

Выше страсти и толпы,

Я скажу, и будет верно:

«Мы супружества столпы.»

 

Ф. (поет)

- Но я требую ответа

На вопрос мой: чья вина,

Что в меня влюбилась эта

Фирфафуся Гомина!

 

2 отделение

Ф. Импровизация - «Нас утро встречает  прохладой»

С. Помеха

С - Пронин сказал: У вас очень красивые чулки.
Н. -
Ирина Мазер сказала:
Вам нравятся мои чулки?
С. - Пронин сказал:
О, да. Очень. — И схватился за них рукой.
Н. -
Ирина сказала: А почему вам нравятся мои чулки?
С. -
Пронин сказал: Они очень гладкие.
Н.- Ирина подняла свою юбку и сказала: А видите, какие они высокие?
С.-
Пронин сказал: Ой, да, да.
Н.-
Ирина сказала: Но вот тут они уже кончаются. Тут уже идет голая нога.
     С. - Ой, какая нога! — сказал Пронин.
     Н. - У  меня очень толстые ноги, —   сказала Ири­на. — А в бедрах я очень широкая.
     С. - Покажите, — сказал Пронин.
Н. - Нельзя, — сказала Ирина, — я без панталон.
С. -
Пронин опустился перед ней на колени.
Н. - Ирина сказала:
  Зачем вы встали на колени?
С. Пронин поцеловал ее ногу чуть повыше чулка и сказал: —  Вот зачем.
    Н. -
Ирина сказала: Зачем   вы  поднимаете  мою  юбку  еще  выше. Я же вам сказала, что я без панталон.
С. Но Пронин все-таки поднял ее юбку и сказал:—   Ничего, ничего.
Н. То есть как же это так, ничего? — сказала Ирина.

Е. - Но  тут в двери  кто-то  постучал. 
Н. - Ирина быстро одернула свою юбку,.
  Кто там? — спросила Ирина через двери.
Е. - Откройте дверь, — сказал резкий голос.
Н. -
Ирина открыла дверь,
Е.- И в комнату вошел человек в чорном польто и в высоких сапогах. За ним вошли двое военных, низших чинов, с винтовками в руках, и за ними вошел дворник. Низшие чины встали около двери, а человек в чорном польто подошел к Ирине Мазер и сказал:
  Ваша фамилия?
Н. - Мазер, — сказала Ирина.
Е.- Ваша фамилия?  —  спросил человек в чорном польто, обращаясь к Пронину.
С. - Пронин сказал: Моя фамилия Пронин.
Е. - У вас оружие есть?  — спросил человек в чорном польто.
С. - Нет, — сказал Пронин.
Е. - Сядьте сюда, — сказал человек в чорном польто, указывая Пронину на стул.
С. - Пронин сел.
Е. - А вы, — сказал человек в чорном польто, обра­щаясь к Ирине, — наденьте ваше польто. Вам придется с нами проехать.
Н. - Зачем? — спросила Ирина.
Е. -
Человек в чорном польто не ответил.
Н.- Мне нужно переодеться, — сказала Ирина.
Е.- Нет, — сказал человек в черном польто.
Н. - Но мне нужно еще кое что на себя надеть, — сказала Ирина.
Е. - Нет, — сказал человек в чорном польто.
Н.- Ирина молча надела свою шубку.
— Прощайте, — сказала она Пронину.
Е. - Разговоры запрещены, — сказал человек в чор­ном польто.
С.- А мне тоже ехать с вами? — спросил Пронин.
Е. - Да, — сказал человек в чорном польто. — Одевайтесь.
С.- Пронин встал, снял с вешалки свое польто и шля­пу, оделся и сказал:
— Ну, я готов.
Е. - Идемте, — сказал человек в чорном польто. Низшие чины и дворник застучали подметками.
Все вышли в коридор.
Человек в чорном польто запер дверь Ириннной комнаты и запечатал ее двумя бурыми печатями.
Даешь на улицу, — сказал он.
И все вышли из квартиры, громко хлопнув наруж­ной дверью.

 

Ф. - Спи. Прощай. Пришел конец.

За тобой пришел гонец.

Он пришел последний час.

Вместе: Господи помилуй нас.

Господи помилуй нас.

Господи помилуй нас

 

Н. - Начиная с весны 1937 года разразилась гроза и по­шла все кругом крушить, и невозможно было понять, кого убьет следующий удар молнии. И никто не убегал и не прятался. Человек, знающий за собой вину, пони­мает, как вести себя: уголовник добывает подложный паспорт, бежит в другой город. А будущие враги народа не двигаясь, ждали. Они чуяли кровь, как быки на бойне,и стояли на месте, покорно подставляя голо­ву.

 

 С. - Этого еще никто не переживал за всю свою жизнь, ник­то не засыпал и не просыпался с чувством невиданной, ни на что не похожей беды.  Мы жили внешне как прежде. Устраивались вечера в Доме писателя. Мы ели и пили. И смеялись. По рабскому положению смея­лись и над бедой всеобщей,— а что мы еще могли сде­лать? Любовь оставалась любовью, жизнь — жизнью, но каждый миг был пропитан ужасом. И угрозой позо­ра.

 

 Ф. - Наш Котов, комендант общежития тайно со­брал домработниц и объяснил им, какую опасность для государства представляют их наниматели. Тем, кто ус­пешно разоблачит врагов, обещал Котов по­стоянную прописку и комнату в освободившейся квар­тире. Было это или не было, но  домработницы пере­давали друг другу историю о счастливицах, уже полу­чивших за свои заслуги жилплощадь.

 

С. - Однажды, в начале июля, вышли мы из кино на Манежной площади. Встретили Олейникова. Был Николай Макарович озабочен, не слишком приветлив, но согласился тем не менее поехать к нам на дачу в Разлив.  

Мы шли к нашей даче и увидели по дороге мальчика на балконе. Он читал книжку, как читают в этом возрасте, весь уйдя в чтение. Он читал и смеялся, и Олейников с умилением и за­вистью глядел на него.

 

 

Н. - Вскоре я  узнала, что Николай Макарович арестован. К этому времени воца­рилась во всей стране чума. От семей репрессированных шараха­лись, как от зачумленных. Ночью по пес­чаным, трудным для проезда улицам Разлива медленно пробирались, как чумные повозки за трупами, машины из города.

 

Е. - Мы ложились спать умышленно поздно. Почему-то казалось особенно по­зорным стоять перед посланцами судьбы в одном белье и натягивать штаны у них на глазах. Перед тем, как лечь, выходил я на улицу. Ночи еще светлые. По глав­ной улице, буксуя и гудя, ползут чумные колесницы. Вот одна замирает на перекрестке, будто почуяв добы­чу, размышляет,— не свернуть ли? И я, не знающий за собой никакой вины, стою  и жду.


Мітки / теги: обэриуты
Відкрити

Даниил Хармс

ИВАН ИВАНЫЧ САМОВАР

Иван Иваныч Самовар
Был пузатый самовар,
Трехведёрный самовар.

В нем качался кипяток,
Пыхал паром кипяток,
Разъярённый кипяток;

Лился в чашку через кран,
Через дырку прямо в кран,
Прямо в чашку через кран.

Утром рано подошел,
К самовару подошел,
Дядя Петя подошел.

Дядя Петя говорит:
«Дай-ка выпью, говорит,
Выпью чаю», говорит.

К самовару подошла,
Тетя Катя подошла,
Со стаканом подошла.

Тетя Катя говорит:
«Я, конечно, говорит,
Выпью тоже», говорит.

Вот и дедушка пришел,
Очень старенький пришел,
В туфлях дедушка пришел.

Он зевнул и говорит:
«Выпить разве, говорит,
Чаю разве», говорит.

Вот и бабушка пришла,
Очень старая пришла,
Даже с палочкой пришла.

И подумав говорит:
«Что-ли, выпить, говорит,
Что-ли, чаю», говорит.

Вдруг девчонка прибежала,
К самовару прибежала —
Это внучка прибежала.

«Наливайте!— говорит,
Чашку чая, говорит,
Мне послаще», говорит.

Тут и Жучка прибежала,
С кошкой Муркой прибежала,
К самовару прибежала,

Чтоб им дали с молоком,
Кипяточку с молоком,
С кипяченым молоком.

Вдруг Сережа приходил,
Всех он позже приходил,
Неумытый приходил.

«Подавайте!— говорит,
Чашку чая, говорит,
Мне побольше», говорит.

Наклоняли, наклоняли,
Наклоняли самовар,
Но оттуда выбивался
Только пар, пар, пар.

Наклоняли самовар,
Будто шкап, шкап, шкап,
Но оттуда выходило
Только кап, кап, кап.

Самовар Иван Иваныч!
На столе Иван Иваныч!
Золотой Иван Иваныч!

Кипяточку не дает,
Опоздавшим не дает,
Лежебокам не дает.

           всё


Мітки / теги: обэриуты
Відкрити Коментарів 1



Мітки / теги
Александр_Бирштейн :: Александр_Володарский :: Алексей_Курилко :: Анна_Порядинская :: Виктор_Некрасов :: Віта_Пахолок :: Владимир_Спектор :: Вячеслав_Рассыпаев :: Вячеслав_Слисарчук :: Евгений_Черняховский :: журнал_"Радуга" :: Инна_Лесовая :: клуб_"Экслибрис" :: клуб_«Экслибрис» :: Марианна_Гончарова :: Михаил_Юдовский :: Никита_Дубровин :: объявление :: обэриуты :: оголошення :: поезія :: поэзия :: путешествия :: Риталий_Заславский :: рассказ :: рецензия :: Сергей_Черепанов :: стихи :: стихотворения :: Ян_Таксюр

Новини

анонси, повідомлення

Дорогие друзья - читатели журнала "Радуга"!

От Вас зависит, каким быть журналу в 2016 году.

В такое непростое для всех время нам необходима любая Ваша помощь: и словом, и делом.

Просим Вас не забыть подписаться на наш журнал.

Каждого подписчика, пришедшего в редакцию
(ул. Б. Хмельницкого, 51-А), ждёт подарок!

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395.

Пишите нам, мы всё прочтём: rdga1927@gmail.com
Надеемся на плодотворное сотрудничество с Вами!


Передплатіть наш журнал

Подписные индексы:

74420

95025 (льготный, для библиотек)

По вопросам редакционной подписки обращайтесь:

тел. 2397381, 2397395
rdga1927@gmail.com



Школа-студия театра КХАТ
ВСЕМ, кто хочет найти себя, явить миру свои скрытые таланты, научиться красиво говорить, правильно презентовать себя в обществе, преодолеть боязнь публичных выступлений, научиться перевоплощаться в других людей, получить мастер-классы от ведущих актёров  театральной сцены, подготовиться к поступлению в театральные ВУЗы и бесплатно посещать все спектакли уникального театра в Киеве, поможет ШКОЛА - СТУДИЯ ТЕАТРА КХАТ!
Внимание! Объявляется ПЕРВЫЙ набор в Школу-Студию Театра КХАТ! Художественный руководитель курса - актёр Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки, главный режиссёр театра КХАТ, опытный педагог мастерства актёра, заслуженный артист Украины Виктор Кошель. Полная программа обучения включает: первые 3 месяца - подготовительные актёрские курсы, курсовой спектакль в конце первого года обучения, дипломный спектакль в конце второго года обучения, бесплатное посещение всех спектаклей театра, на втором году обучения выход на сцену в спектаклях театра, работа с ведущими мастерами  сцены. Прекратить обучение можно в любой момент, когда вы сочтёте, что получили достаточное количество знаний и навыков. 
Стоимость обучения для подростков и взрослых - 1000 гривен в месяц. До 1 декабря проходит акция для первых 10-ти поступающих скидка - месячный абонемент - 650 гривен. Оплата помесячная. Пробное занятие -150 гривен.

С надеждой на плодотворное сотрудничество Катарина, Виктор и Театр КХАТ :)

Мої Фото

Зміст сторінки

RSS: обэриуты
ОБОЗ.ua